Главная / Новости / «Недобросовестность» - реальная и мнимая

«Недобросовестность» — реальная и мнимая

Подписаться на новости

«Недобросовестной» бывает не только налоговая выгода. На злоупотребления (деловых партнеров, налогоплательщиков, продавцов, покупателей и т.д.) ссылаются часто, но далеко не всегда правомерно. Поговорим о том, что на самом деле представляет из себя недобросовестность, а что ею вовсе не является. Объективная добросовестность – это когда поступки лица соответствуют определенному стандарту поведения. Об этом и пойдет речь.

Согласно статье 10 ГК РФ, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Если лицо не соблюдает это требование, суд может полностью или частично отказать ему в защите его права либо применить другие меры, установленные законом.

Обратите внимание: Нужно отличать недобросовестное поведение от незаконного. Недобросовестным является то, что соответствует закону, но противоречит принципам права. Определить это бывает нелегко. Добросовестность – это в каком-то смысле морально-нравственное понятие. Но судебная практика и юридическая доктрина выработали общие требования.

Так, в постановлении Пленума ВС № 25 говорится, что оценивать добросовестность лица следует с помощью соотнесения его поведения с тем, которое ожидается от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и интересы другой стороны, а также содействующего ей, в том числе в получении информации. Эта формулировка встречается по меньшей мере в каждом акте, где суд применил ст. 10 ГК РФ.

Из нее можно вывести как минимум два критерия добросовестности:

  • учет интересов контрагента;
  • оказание содействия.

К ним зачастую относят реализацию права дозволенным способом, своевременное осуществление прав и исполнение обязанностей.

Оспаривание сделок

Принцип добросовестности также широко применяется в делах об оспаривании сделок. Согласно п. 5 ст. 166 ГК, заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если лицо, которое на это указывает, ведет себя недобросовестно. Например, если после заключения сделки он исполнял ее или иным способом подтверждал ее действительность.

Обратите внимание: П. 5 ст. 166 ГК не используется в делах о несостоятельности, потому что руководство, которое заключило сделку уже отстранено, а управляющий полностью имеет право сомневаться в ее действительности.

Эту норму нередко трактуют слишком прямолинейно: если лицо как-то подтвердило действительность сделки после заключения, то, ссылаясь на ее порок, оно действует недобросовестно. Такой подход ошибочен, он не учитывает основание недействительности, на которое ссылается сторона.

Например, субъект настаивает, что договор недействителен, потому что совершен под влиянием обмана. При этом сам обман сторона могла выявить только на финальной стадии исполнения сделки. Несправедливо лишать ее права на защиту из-за того, что она подтвердила действительность договора (например, перечислила деньги), прежде чем узнала о пороке.

К подобному выводу пришел Верховный суд в споре № А84-2224/2018. Учреждение просило признать госконтракт недействительным и обязать исполнителя вернуть аванс, потому что он выиграл торги с помощью недостоверной информации. Окружной суд согласился с первой инстанцией, которая отклонила иск со ссылкой на п. 5 ст. 166 ГК: истец принимал работы, поэтому исполнял контракт. Но Верховный суд поддержал апелляцию, удовлетворившую требования. Истец исполнял сделку до того, как узнал об обмане со стороны ответчика. То есть он не подтверждал сделку с таким пороком, указала экономколлегия.

Обратите внимание: Чтобы отбиться от обвинений в злоупотреблении по п. 5 ст. 166 ГК, лицу нужно доказать, что сделку оно подтвердило до того, как узнало о ее пороке. А другой стороне, напротив, следует убедить суд, что контрагент начал ссылаться на недействительность сделки, когда понял ее невыгодность или когда пришла его очередь исполнять свои обязательства.

Недобросовестность в переговорах

Согласно п. 2 ст. 434.1 ГК, при вступлении и проведении переговоров, а также по их окончании стороны должны действовать добросовестно. Недобросовестность участника переговоров предполагается, если он:

  • предоставляет неполную или недостоверную информацию, в том числе умалчивает о существенных обстоятельствах. Обычно речь идет о сокрытии истинного качества товара или недостатков работ;
  • внезапно и неоправданно прекращает переговоры, когда другая сторона не могла этого ожидать.

Обратите внимание: Можно ли признать добросовестным поведение лица, которое вступило в переговоры, но у него заведомо не было намерения достичь соглашения? Ответ очевиден – нет. Именно этот фактор является определяющим при квалификации действий участников переговоров в качестве недобросовестных. На это же указал Верховный суд в деле № А40-98757/2018. Он подчеркнул, что нельзя начинать или продолжать переговоры, если уже известно, что невозможно заключить договор с этим контрагентом.

Подобная тактика нередко встречается на практике. Как правило, есть основные переговоры, а есть «боковые», которые нужны только для того, чтобы добиться лучших условий в первых. В этом же деле ВС четко дал понять, что «боковые» переговоры – это недобросовестное поведение.

В переговорах очень распространены всякие манипуляции и «трюки». Многие из них находятся на грани между отстаиванием своей позиции и недобросовестностью,.

Относительно недобросовестные «техники»:

  • запугивание собственным банкротством: кредитор просудил долг, заемщик предлагает мировое соглашение, но исключительно на его условиях, а «иначе он в банкротство»;
  • предъявление новых требований в каждом раунде переговоров, когда контрагент не может объяснить, почему они не появились раньше;
  • невыполнение условий, необходимых для заключения договора. Например, неполучение необходимых согласований к последнему этапу обсуждений.

Само по себе не считается недобросовестностью:

  • выход из переговоров без объяснения причин;
  • прерывание переговоров на поздней стадии;
  • ведение переговоров одновременно с несколькими контрагентами;
  • умолчание о параллельных переговорах, если иное не было согласовано сторонами.

Источник: Определение ВС от 29.01.2020 № 305-ЭС19-19395.

Стороны часто обвиняют друг друга в недобросовестном ведении переговоров, когда они просто не смогли договориться по определенным условиям сотрудничества. Но если обсуждение не сопровождалось «трюками» или манипуляциями, то никакого злоупотребления в такой ситуации нет. Тот факт, что кто-то вступил в переговоры, не означает, что их результатом обязательно должно быть какое-нибудь соглашение.

Злоупотребление ссылкой на злоупотребление

Чрезмерные ссылки на злоупотребление правом – бич сегодняшних судебных юристов, сетуют… сами юристы. При этом сравнивают действия коллег с флешмобом – кто первый найдет за что обвинить оппонента в недобросовестности.

Обратите внимание: Стоит помнить, что за обращением к недобросовестности зачастую кроется отсутствие позиции. Есть объективные ситуации, в которых никак уже не поможешь. Нужно платить и все тут, вся нормативка на стороне оппонента, никак не подкопаешься. И тут появляется ссылка на недобросовестность. Это «форточка», которая всегда открыта. А вдруг получится. В такой ситуации,нужно обратить внимание суда на то, что другая сторона пытается усложнить простое дело и под предлогом злоупотребления уйти от ответственности. Покажите, что все регулирование на вашей стороне, поэтому оппонент и цепляется за недобросовестность как за соломинку. Ему больше нечего сказать в свое оправдание.

Чтобы подтвердить свою добросовестность, не лишним будет раскрыть мотивы своего поступка. Важно показать, что в действиях, которые пытаются выдать за злоупотребление, была логика и что она никак не связана с тем, чтобы насолить оппоненту.

Обращайтесь за консультациями по тел: +7 (495) 258 0038

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26