Главная / Новости / Наследники умершего контролирующего должника лица, привлеченного к субсидиарной ответственности, отвечают по его обязательствам в размере стоимости принятого ими имущества.

Наследники умершего контролирующего должника лица, привлеченного к субсидиарной ответственности, отвечают по его обязательствам в размере стоимости принятого ими имущества.

Подписаться на новости
В деле о субсидиарной ответственности наследников по обязательствам контролирующего должника лица ВС РФ отменил судебные акты судов нижестоящий инстанций и направил обособленный спор в части отказа в привлечении к субсидиарной ответственности наследников умершего контролирующего должника лица в пределах наследственной массы на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Материалами дела установлено, что с марта по ноябрь 2015 года должником (основной вид деятельности – хранение нефтепродуктов) утрачены нефтепродукты, полученные от поклажедателей. В свою очередь это привело к взысканию кредиторами с должника убытков в размере более 212 млн. рублей и явилось основанием для возбуждения в сентябре 2016 года в отношении должника процедуры банкротства. Генеральным директором и единственным участником должника в 2015 году являлся С. Руденко, а его заместителем – супруг родной сестры — М. Шефер, погибший в ноябре 2015 года.

В рамках дела о банкротстве конкурсный кредитор обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности, просил взыскать в конкурсную массу должника 273,5 млн. рублей солидарно в субсидиарном порядке по долгам должника в том числе с: его бывшего руководителя — в полном объёме; наследников бывшего заместителя генерального директора (бывшей супруги и двух сыновей) — в пределах наследственной массы.

Суды трех инстанций удовлетворили требование заявителя в части привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности за неисполнение обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве должника и за доведение должника до банкротства, поскольку бывший руководитель не организовал работу должника и не проконтролировал своего представителя (М. Шефера). В удовлетворении заявления о привлечении аффилированного лица и его директора, а также наследников М. Шефера судами отказано, ввиду неразрывной связи обязательств заместителя руководителя должника с его личностью.

Не согласившись с принятыми судебными актами в части отказа в удовлетворении требования о привлечении наследников М. Шефера в пределах стоимости наследственного имущества, конкурсный кредитор обратился в ВС РФ с кассационной жалобой. В своей жалобе он настаивал на том, что обязательство М. Шефера не относится к числу неразрывно связанных с личностью субсидиарного ответчика, и данное обязательство возникло до открытия наследства, следовательно, подлежало включению в наследственную массу. Также заявитель отметил, что неосведомленность наследников о размере долгов М. Шефера не может служить препятствием для включения обязанности заместителя руководителя должника в наследственную массу. При этом заявитель указал на осведомленность о факте хищения нефтепродуктов бывшей супруги М. Шефера, приходившейся родной сестрой директору должника, и фактически вовлеченной в деятельности должника (являлась соучредителем аффилированных с должником компаний и имела статус ИП).

Отменяя судебные акты в обжалуемой части, судебная коллегия указала на то, что судам следовало рассмотреть вопрос о том, входит ли в наследственную массу долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности при банкротстве подконтрольного ему лица.

Также ВС РФ не согласился с выводами судов о неразрывной связи обязательств заместителя руководителя должника с его личностью, поскольку субсидиарная ответственность по обязательствам находящегося в банкротстве должника, являясь разновидностью гражданско-правовой ответственности и наступающей в связи с причинением вреда имущественным правам кредиторов должника, относится к долгам, связанным с возмещением вреда имуществу участников оборота (статья 1064 ГК РФ).

Резюмируя, ВС РФ сформулировал следующие правовые позиции:

— долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности, входит в наследственную массу. Иное толкование допускало бы возможность передавать наследникам имущество, приобретенное (сохраненное) наследодателем за счет кредиторов незаконным путем, что несправедливо предоставляло бы такому имуществу иммунитет от притязаний кредиторов;

— не имеет значение момент подачи в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица: до либо после его смерти;

— риск взыскания долга, связанного с привлечением к субсидиарной ответственности, возлагается на наследников;

— неосведомленность наследников о долгах наследодателя не препятствует удовлетворению требования;

— применение к субсидиарной ответственности при банкротстве положений статьи 399 ГК РФ является ошибочным, так как субсидиарная ответственность, предусмотренная Законом о банкротстве, является самостоятельной (основной) ответственностью контролирующего должника лица за нарушение обязанности действовать добросовестно и разумно по отношению к кредиторам подконтрольного лица.

Таким образом, в целях обеспечения единообразия судебной практики ВС РФ  сделал важный вывод о том, что обязательство контролирующего должника лица по субсидиарной ответственности не относится к неразрывно связанным с его личностью. Следовательно, наследники, принявшие наследство, отвечают по обязательствами привлеченного к субсидиарной ответственности наследодателя в размере стоимости принятого ими имущества.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26