Главная / Новости / Нам не дано предугадать, как наша подпись отзовется. Часть I

Нам не дано предугадать, как наша подпись отзовется. Часть I

Подписаться на новости

Волны пандемии начинают спадать. На смену им катятся волны взаимных претензий, исков и прочих, как говорят в деловых кругах, «предъяв». Часть из них касается ситуаций, когда в кризисной суматохе кто-то не вполне уполномоченный именно что «подмахнул», а не подписал какой-то документ, причем как раз не глядя. А теперь – расхлебывать.

Стандартная картина – офис а ля «все ушли на фронт». Гендир Эдуард Патрикеевич бережет здоровье сотрудников, поэтому в офисе появляется редко (а вдруг он заразный, чай, в Будапешт перед новым годом летал). Полномочия подписывать важные документы он, разумеется, делегировал, но как-то уж очень на ходу, на словах, да еще и подзабыл, кому и что. А те, кому вроде бы делегировали, вообще ничего не поняли. И «понеслось»…

Обратите внимание:

Самая распространенная ситуация: руководитель отсутствует, а документ подписать надо срочно! Хорошо, если на месте уполномоченное замещающее лицо. А если нет? Подделывать подпись на свой страх и риск по телефонной просьбе руководителя? Вам стоит знать, что будет признано подделкой документа, какая ответственность при каких обстоятельствах может за это грозить. Мы проанализировали возможные варианты – они касаются дисциплинарной, гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности.

Обычно, когда говорят о подделке документов, невольно на ум приходят картины поддельных паспортов, удостоверений и преступной группы, которая занимается сбытом фальшивок. Однако на практике подделкой порой занимаются и обычные люди, например офисные сотрудники, причем не задумываясь о сути своих действий. Предположим, требуется подписать срочный документ, а начальника нет в офисе, и он просит по телефону поставить подпись «за него». Или подписывают акт приема-передачи работ до их завершения, так как в нужное время не будет уполномоченного лица и т. п. Конечно, тут можно возразить: какая же это подделка-то, «просто подписать»? И как можно сравнивать фальшивые паспорта и «невинную» подпись на каком-нибудь приказе – разные масштабы. И разные последствия… Но так ли это на самом деле? Давайте разберемся.

Документ – правовые последствия

Для начала определимся с тем, что же такое документ. Это позволит нам выработать понятные критерии фальсификации документа. Погружаться в научно-правовые глубины теории не будем, а просто определимся, как отделить «просто бумагу» от «документа».

В пунктах 7, 8 ГОСТ Р 7.0.8-2013 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения» есть два определения:

  • документ – зафиксированная на носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать;
  • официальный документ – документ, созданный организацией, должностным лицом или гражданином, оформленный в установленном порядке.

В статье 1 Федерального закона от 29.12.1994 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» под документом понимается материальный носитель с зафиксированной на нем в любой форме информацией в виде текста, звукозаписи, изображения и (или) их сочетания, который имеет реквизиты, позволяющие его идентифицировать, и предназначен для передачи во времени и в пространстве в целях общественного использования и хранения.

В ГОСТ Р ИСО 15489-1-2019 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Информация и документация. Управление документами. Часть 1. Понятия и принципы» есть пункт 3.14, где сказано, что «документы (records) – это документированная информация, созданная, полученная и сохраняемая организацией или частным лицом в качестве доказательства (см. 3.10) и актива для подтверждения правовых обязательств или деловой транзакции (см. 3.18)».

Проследим за отметками «см.» и увидим следующее:

  • в п. 3.10: доказательство (evidence) – документация о транзакции (деловой операции);
  • в п. 3.18: транзакция (transaction) – наименьшая единица рабочего процесса обмена информацией и/или другими ресурсами между двумя или более участниками или системами.

Какой вывод мы теперь можем сделать? Документ – это совокупность определенной информации, которая:

  • зафиксирована на носителе (бумажный, электронный, пленка и т. п.);
  • отражает существование определенного факта, его содержание и свойства, в том числе отдельных элементов «внутри» факта;
  • позволяет сохранить во времени и передать эту информацию в пространстве, в том числе третьим лицам;
  • обладает особым доказательственным свойством;
  • создана и оформлена организацией, должностным лицом или гражданином в установленном законом или внутренними регламентами порядке (в т. ч. подписана уполномоченным лицом);
  • содержит реквизиты, позволяющие идентифицировать документ.

Совокупность этих признаков придает документу еще три важных свойства, указанных в пунктах 14, 15, 17 ГОСТ Р 7.0.8-2013, а именно:

  • юридическую значимость – свойство документа выступать в качестве подтверждения деловой деятельности либо событий личного характера;
  • юридическую силу – свойство вызывать правовые последствия;
  • достоверность – свойство, при котором содержание документа является полным и точным представлением подтверждаемых операций, деятельности или фактов и которому можно доверять в последующих операциях или в последующей деятельности.

Теперь мы получили критерии, которые позволяют отделить «просто бумагу» от документа, хотя оба могут фиксировать факты из жизни и передавать сведения в пространстве и времени.

«Просто бумага» при определенных обстоятельствах может использоваться как доказательство факта даже в суде (ст. 71 ГПК РФ, ст. 75 АПК РФ). Но у нее нет другого свойства, которое превратило бы ее в документ – она не обладает юридической силой и не влечет правовых последствий. В чем это проявляется? Давайте разберем несколько наглядных ситуаций.

Тетрадка – тоже документ

Возьмем для примера учет рабочего времени. Допустим, начальник цеха записывал в тетрадке, кто пришел на смену, а кого не было, потом перенес эту информацию в табель учета рабочего времени. Гораздо позже обнаружил небольшое расхождение между сведениями в них, и установить, где правильно, не получается – начальник не помнит, где верная информация. Данные из какого документа будут обладать юридической силой и использоваться для начисления заработной платы?

Обязанность вести учет отработанного работниками времени установлена частью 4 статьи 91 ТК РФ, для этого, как правило, используется специальная унифицированная форма табеля учета рабочего времени (№ Т-12 или № Т-13, утв. Постановлением Госкомстата России от 05.01.2004 № 1). Она заполняется в установленном порядке, содержит конкретные реквизиты и подписывается уполномоченным лицом. Это отличает табель от тетрадки, потому для бухгалтерии приоритет за табелем, который обладает сразу и юридической значимостью, и юридической силой в силу особого статуса, закрепленного за ним законодательством и локальными нормативными актами. «Официальной» силой будет обладать табель и для судов (см. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27.08.2018 № Ф02-3895/2018 по делу № А19-26665/2017, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.06.2019 по делу № 33-26470/2019).

 !!! Тетрадка же может использоваться как одно из доказательств в споре о достоверности данных в табеле, но пока 
достоверность не опровергнута, табель считается документом, а тетрадка – «просто бумагой» для внутреннего пользования.

Пост в сети — не документ

Подобное справедливо и для другого примера: работник может написать в соцсети о том, как ему надоела работа – уволиться бы. Но может ли работодатель, прочитав этот пост, уволить работника по «собственному желанию»? Нет, конечно! Почему? У поста в соцсети нет свойства документа – юридической силы, поскольку в соответствии со статьей 80 ТК РФ заявление работника должно быть адресовано работодателю в письменной форме и выражать желание прекратить трудовой договор (содержать определенные реквизиты и подаваться в особом порядке). В противном случае это «просто писанина» с жалобой на условия труда.

Судебная практика (Апелляционное определение Московского областного суда от 20.08.2014 по делу № 33-16314/2014): у сотрудника не сложились отношения с работодателем, не нравились условия труда, он перестал выходить на работу, написал заявление, в котором выразил недовольство режимом и оплатой, просил вернуть трудовую книжку. А работодатель уволил его за прогул и суд признал увольнение «по статье» обоснованным, поскольку в заявлении не было четко выраженного указания на желание именно уволиться. Кроме того, в заявлении не было предусмотренных для него реквизитов (не соблюдена форма) – и заявление расценили как обычное письмо с жалобой, а невыход на работу – прогулом.

В этом плане хорошо передает свойство документа удачная формулировка в статье 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»: первичный учетный документ оформляет конкретный факт хозяйственной жизни, содержит установленные законом реквизиты, оформляется в установленном порядке.

Это применимо к любому документу. Документом бумагу делает не просто информация, а способ ее фиксации и то, как она отражает факт хозяйственной жизни. Задача «просто бумаги» – передать какие-то сведения, задача документа – доказать существование факта.

Номер телефона — не документ

Пример: номер телефона на бумаге – просто обмен информацией с кем-то «для связи», это ни к чему не обязывает, и никто не гарантирует верность этих сведений. Номер телефона в документе – подтверждение официального канала связи с конкретным человеком или организацией. Искажение информации здесь влечет за собой правовые последствия вплоть до возможности требовать возмещения причиненных убытков.

Подделка – осознанное искажение достоверности документа

Между тем юридические значимость и сила основаны на другом важном свойстве документа – достоверности.

Можно учитывать еще два основных требования к судебным доказательствам (ст. 59, 60 ГПК РФ, ст. 67, 68 АПК РФ, ст. 60, 61 КАС РФ): относимость – когда документ относится к обстоятельствам спора, подтверждает или опровергает определенный факт, имеющий отношение к существу спора (например, факт оплаты по договору может подтверждаться платежным поручением, выпиской о движении средств на банковском счете и т. п., но не ведомостью о зарплате сторожа Сидорова); допустимость – факт должен подтверждаться способом, установленным законом. Так, некоторые договоры должны заключаться в письменной форме (например, договор займа между юрлицами), и если это требование не соблюдено, то ссылаться на свидетельские показания нельзя, а вот документы в пользу заключения договора предоставлять можно, скажем, те же платежные поручения об оплате.

Предполагается, что документ отражает факт верно. А любое искажение достоверности «отрывает» документ от реального факта, и тем самым подрываются его сила и значимость.

Тогда искажение достоверности – и есть подделка документа? Не всегда, потому что оно может быть и несознательным, в силу определенных препятствий:

  • ошибочные сведения, поступившие из других источников;
  • невнимательность (халатность) лица, фиксирующего сведения;
  • сбой в программном обеспечении или при передаче сведений;
  • повреждение носителя с первоисточником информации и т. п.

Случайное искажение — не подделка

Пример: при пересчете товара кладовщик ошибся и недосчитался одной упаковки, вместо 100 штук отразил в документах 99. В результате в складских документах пошло искажение, они уже не отражают реальное «наполнение» товарных запасов. Но вот подделка ли это первичных учетных документов? Скорее нет, чем да.

В Постановлении № 47-13 Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ «О Глоссарии терминов и понятий, используемых государствами – участниками СНГ в пограничной сфере» (принято в г. Санкт-Петербурге 13.04.2018) дано определение поддельного документа – это разновидность фальшивого документа; подлинный документ с частично измененными (путем подчистки, исправления, дописки и т. п.) реквизитами или содержащимися в нем сведениями.

Способ подделки не влияет на квалификацию деяния и может быть любым: подчистка, дописка, подделка подписи, заверение поддельной печатью, переклеивание фотографии. Подделка может касаться всего подделываемого документа или его части (например, только изменения фамилии в удостоверении). Подделкой признается и полное изготовление фальшивого документа (так сказано в Методических рекомендациях по выявлению и пресечению преступлений в сфере экономики и против порядка управления, совершенных сторонами исполнительного производства (утв. ФССП России 15.04.2013 № 04-4)).

Основываясь на приведенном юридическом базисе, сделаем вывод простым человеческим языком. Итак, что отличает подделку:

  • искажается достоверность документа – он начинает свидетельствовать факт, которого не было, либо меняет отдельные характеристики реального факта;
  • имитация делается умышленно (человек понимает, что он совершает). Хотя речь может идти о разном уровне понимания, о разном наполнении умысла, но в целом подделывающее документ лицо осознает факт искажения действительности (необязательно понимать, что подделывается документ, достаточно осознания процесса имитации).

Это и отличает «просто» искажение, как в примере с кладовщиком, от подделки. Вот если бы кладовщик намеренно утаил одну упаковку товара, чтобы ее «стащить», или понимал, что ошибся, но все равно отразил неверные сведения, то речь шла бы о подделке первичного учетного документа.

Если же это была неосознанная ошибка и кладовщик не присвоил себе эту упаковку (она осталась на складе), то подделки документа не было, была только ошибка в его составлении.

К таким же выводам обычно приходят суды (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.09.2018 № Ф07-7806/2018 по делу № А56-4694/20175).

Так, суд Северо-Западного округа, направляя дело о «подлинности» договора на новое рассмотрение, отметил, что под фальсификацией доказательств понимается подделка либо фабрикация лицом, участвующим в деле, либо его представителем вещественных доказательств и (или) письменных доказательств (документов, протоколов и т. п.).

Аналогичный вывод встречается и в ряде других дел: Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2019 № 9АП-70907/2019 по делу № А40-87993/2019; Постановлении Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2018 № 12АП-6246/2018 по делу № А57-12982/2017; Апелляционном приговоре Свердловского областного суда от 12.10.2016 по делу № 22-8192/2016

Фальсификация письменных и вещественных доказательств может производиться в различных формах: посредством внесения в документ недостоверных сведений, изменения содержания документа или составления его (фабрикация). Часто «фальсификация» и «подделка» используются как синонимы или разновидности способов создания фальшивки

Фальсификация доказательств по гражданскому делу может быть совершена только при наличии прямого умысла. Мотивом этого преступления является личная заинтересованность в исходе дела или корыстные побуждения.

Фальсификация предполагает сознательное искажение представляемых доказательств путем их подделки, подчистки, внесения в них ложных сведений или исправлений, искажающих действительный смысл (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.08.2019 № Ф03-2825/2019 по делу № А73-8610/2018).

На практике выделяют множество видов и способов подделки: от интеллектуального, когда меняется изначально содержание документа, до технического – искажение информации в уже готовом документе (подчистка, подмена через ксерокопирование и т. п.), а также сочетание этих способов.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26