Главная / Защита прав детей / Надо ли усыновлять своего ребенка, чтобы сделать его наследником?

Надо ли усыновлять своего ребенка, чтобы сделать его наследником?

На почве людских взаимоотношений, возникающих по поводу раздела наследства, пишут детективы, снимают сериалы. Но и в обычной жизни все бывает довольно запутанно. Как правило, каждый из участников этого процесса не вполне представляет, что ожидать от другого. В конфликтной ситуации все потенциальные наследники начинают подозревать друг друга во всех смертных грехах. О том, какие родственники (не в смысле человеческих качеств, а в смысле степени родства) и в каком объеме могут претендовать на имущество, оставшееся после наследодателя, мы и расскажем нашим читателям, проиллюстрировав этот рассказ примером из практики.

К адвокату обратился мужчина средних лет, который просил его выслушать и не перебивать, потому что он должен рассказать «все детали». Начал свой рассказ с главного – с того, что не так давно погиб его брат. А к числу деталей он отнес наличие вдовы брата, которая, по его словам, обладает черными волосами и такими же черными «змеиными» глазами, а значит, обязательно будет претендовать на наследство. Адвокат ему сообщил, что вдова помимо того, что является наследницей первой очереди, также как родители и дети, еще и вправе претендовать на половину того, что было нажито в браке, – на супружескую долю. А уже другая половина будет делиться в качестве наследственной массы между наследниками.

Брат усопшего, узнав про супружескую долю и не услышав вожделенного, что он, как брат, является наследником первой очереди (братья-сестры относятся ко второй очереди, которая призывается к наследованию в отсутствие первой), совсем расстроился. По человеку, особенно по обилию нелицеприятных высказываний в адрес невестки, было видно, что именно он очень рассчитывал на основную часть наследства.

Немного подумав, он поспешил пояснить, что деньги на квартиру, купленную в период брака его братом, давали он и их с братом родители, просто тогда было удобно оформить именно таким образом. На вопрос адвоката, а были ли какие-то расписки или еще какие-то письменные доказательства передачи денег на квартиру, он сообщил, что этого ничего нет, зато можно найти свидетелей, которые подтвердили бы факт передачи денег. Вообще-то когда характер сделки требует оформления ее в письменной форме (в частности, если расчеты между гражданами превышают пятикратный минимальный размер заработной платы), а письменная форма не соблюдена, то суд не вправе принимать во внимание показания свидетелей. Рассердившись на адвоката и на такие, по его мнению, неправильные законы, наш герой ушел, пробормотав, что правду найдет где-нибудь в Страсбурге.

Конечно, крайне неприятно, когда в трагической ситуации кто-то из близких родственников начинает пытаться ввести в заблуждение всех окружающих, в том числе и суд, чтобы получить то, что ему не полагается ни по закону, ни по этическим нормам.

Однако приведенный пример достаточно типичен. Если родственники мужа не ладят с невесткой, то подобные вещи происходят очень часто. В описанном случае для этих родственников была одна зацепка для претензий на большую долю в наследстве. Дело в том, что погибший не все время совместного проживания с женой состоял с ней в законном браке. Они жили вместе лет пятнадцать, у них родилась дочь, и только за два года до смерти мужа они зарегистрировали брак. Более того, почему-то отцовство погибшего не было установлено, он только собирался удочерить свою дочь, но не успел. Кстати, родственники не ставили под сомнение его отцовство, но почему-то решили, что ребенок вообще не имеет никакого отношения к наследству. Однако вне зависимости от родства, это не так.

Если граждане к дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним, то они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию.

В рассматриваемой нами семейной ситуации отсутствие установленных при жизни родственных связей несколько осложняет дело: вдове придется в судебном порядке устанавливать факт нахождения их дочери (раз отцовство официально не установлено) на иждивении наследодателя. Конечно, решение суда повлияет на размер долей остальных наследников, оно их уменьшит. Почему-то брат погибшего рассчитывал, что девочка сможет и просто обязана отказаться от своей доли в пользу родственников со стороны отца. Однако все крупные сделки от имени несовершеннолетних совершаются их законными представителями (в нашем примере у ребенка осталась мать в качестве законного представителя). Более того, органы опеки вряд ли одобрят сделку по отчуждению доли недвижимости несовершеннолетней в пользу родственников. Только достигнув совершеннолетия, гражданин вправе распоряжаться своей собственностью так, как считает нужным.

Виктория КРАСНЮК,
адвокат Московской городской коллегии адвокатов

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26