Главная / Новости / На каждую хитрую ...есть свое решение ИФНС

На каждую хитрую …есть свое решение ИФНС

Подписаться на новости

25 декабря 2020 года Арбитражный суд Кемеровской области вынес решение по делу № А27‑15962/2020, в рамках которого рассматривался спор о правомерности переквалификации договора возмездного оказания услуг (на выполнение функций ЕИО) в трудовой.

Фабула дела: 
В период с 17.12.2018 по 13.09.2019 Инспекцией проведена выездная налоговая проверка ООО «Кемеровоавтодор» по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (удержания, перечисления) в бюджет по всем налогам и сборам за период с 01.01.2015 по 31.12.2017, по полноте и правильности удержания и перечисления по налогу на доходы физических лиц за период с 01.01.2015 по 30.09.2018, по страховым взносам за период с 01.01.2017 по 31.12.2017.

По результатам выездной налоговой проверки Инспекцией составлен акт от 14.10.2019 № 2039 и принято решение № 1807 от 16.03.2020 о привлечении ООО «Кемеровоавтодор» к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной пунктом 3 статьи 122 и статьей 123 Налогового кодека Российской Федерации (НК РФ) за совершение налогового правонарушения в части взаимоотношений Общества с индивидуальным предпринимателем Р.А.Н., выразившихся:

  • в доначислении сумм страховых взносов в ПФ в размере 524 748,40 руб.,
  • страховых взносов по ОМС в размере 242 774,30 руб.,
  • страховых взносов в ФСС в размере 21 894,90 руб.,
  • подоходного налога в размере 1 579 931 руб.,
  • налога на прибыль в размере 2 861 руб.,
  • налога на прибыль в БС в размере 25 754 руб., соответствующих сумм пени и штрафов

Общество с ограниченной ответственностью «Кемеровоавтодор» (далее – ООО «Кемеровоавтодор», Общество, заявитель) не согласившись с выводами ИФНС, обратилось  в вышестоящий налоговый орган в рамках требований НК РФ, который согласился с выводами нижестоящей налоговой. Далее Общество обратилось в суд.

Что решил суд: 
Согласно пункту 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Основанием для принятия решения в оспариваемой части послужил вывод налогового органа о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды в виде занижения налоговой базы по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ), страховых взносов в части доходов, выплаченных управляющему Общества Р. А. Н., и невыполнения обязанности налогового агента.

Как следует из материалов налоговой проверки, с момента регистрации ООО «Кемеровоавтодор» (04.09.2014) и по 13.02.2015 директором ООО «Кемеровоавтодор» являлся тот же Р. А.Н.

06.02.2015 участниками Общества тем же Р.А.Н. и К. М.И. принято решение о досрочном прекращении полномочий директора Общества Р.А.Н. и избрании в качестве единоличного исполнительного органа Общества управляющего – индивидуального предпринимателя того же Р.А. Н. (ИП Р. А.Н.).

Оплата по договорам осуществляется путем самостоятельного перечисления денежных средств Исполнителем на свой расчетный счет с расчетного счета Заказчика в течение действия договора, но не должна превышать сумму, указанную в 4.1 договора.

По итогам выполнения принятых на себя управляющим обязательств между Обществом в лице учредителя К. М.И. и ИП Р. А.Н. оформлены акты об оказанных услугах.

При этом во всех перечисленных актах выполненных работ отсутствует конкретизация выполненных работ, не указано, какие конкретно действия осуществлены управляющим за отчетный период, имеются исключительно сведения о предоставлении управляющим заказчику в полной мере услуг по договору, отсутствие у заказчика претензий и размер вознаграждения, общая сумма которого по всем актам составила 12 385 000 руб.

В ходе проверки в ответ на требование налогового органа о предоставлении документов (информации) от 13.12.2019 Обществом представлены отчеты управляющего о проделанной работе за 2015-2017гг.

За период действия договоров управления Обществом ИП Р. А.Н. перечислены денежные средства в общей сумме 12 153 319 руб., в том числе: за период с 01.01.2015 по 31.12.2015 – 2040000 руб., за период с 01.01.2016 по 31.12.2016 – 2470000 7 руб., за период с 01.01.2017 по 31.12.2017 – 4850285 руб., за период с 01.01.2018 по 30.09.2018 – 2793034 руб.

При этом выплаты производились два-три раза в месяц, вознаграждение за счет Общества выплачивалось вне зависимости от качества работы Управляющего и производительности его труда.

Размер вознаграждения, выплачиваемого предпринимателю Р.А.Н., не был связан с оплатой конкретного объема ежемесячно оказываемых услуг.

Из анализа договоров возмездного оказания услуг, актов выполненных работ в совокупности с обстоятельствами выполнения договоров сторонами налоговый орган пришел к выводу, что фактически между ООО «Кемеровоавтодор» и ИП Р. А.Н. имели место не гражданско-правовые, а трудовые правоотношения между работником и работодателем, поскольку:
предметом договора являлся не конечный результат труда (статьи 721 и 779 Гражданского кодекса РФ), а постоянно выполняемая работа (статья 56 Трудового кодекса РФ);

  • размер вознаграждения, выплачиваемого управляющему, не связан с оплатой конкретного объема ежемесячно оказываемых услуг, что характерно для отношений, регулируемых гражданско-правовым договором по указанию услуг;
  • указанные выплаты носят фиксированный (по определенным периодам), не зависящий от выполненного объема, и периодический (ежемесячный) характер (повременная оплата труда).

Трудовые отношения имеют своим предметом не результат услуги, а сам процесс ее оказания.

В соответствии со статьей 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Следовательно, в рамках договора возмездного оказания услуг исполняется индивидуально-конкретное задание (поручение, заказ). Его предметом служит конечный результат деятельности исполнителя.

Из анализа указанных норм следует, что основными признаками, позволяющими разграничить трудовой договор от гражданско-правового договора оказания услуг, являются:

  • выполнение работ (услуг) личным трудом и включение работника в производственную деятельность предприятия;
  • подчинение работника внутреннему трудовому распорядку;
  • выполнение работ (услуг) определенного рода (трудовой функции), а не разового задания;
  • гарантии социальной защищенности.

Таким образом, трудовой договор отличается от гражданско-правового договора возмездного оказания услуг в первую очередь предметом договора, в соответствии с которым исполнителем (работником) выполняется не какая-то конкретная разовая работа, а определенные трудовые функции, входящие в обязанности работника, при этом важен сам процесс исполнения им этой трудовой функции, носящий регулярный характер, а не оказанная услуга.

Также если по договору возмездного оказания услуг исполнитель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, то по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), подчиняется установленному режиму труда, работает в составе персонала работодателя и под контролем работодателя.

В рассматриваемом случае к выводам о наличии фактически сложившихся трудовых отношениях повлекла следующая установленная налоговым органом совокупность обстоятельств. Взаимозависимость ООО «Кемеровоавтодор» и ИП Р. А.Н.  в том числе семейные связи между сотрудниками Общества. Допросы сотрудников Общества позволяющие сделать вывод о том, что указанные в актах работы выполнялись не ИП Р.А.Н., а сотрудниками Общества. 

Кроме того, налоговым органом установлено, что в качестве индивидуального предпринимателя Р.А.Н. зарегистрирован 22.07.2014, расчетный счет ИП Р. А.Н. открыл только спустя полгода в конце января 2015 года (27.01.2015), за 10 дней до оформления договора № 01/2015 от 06.02.2015 возмездного оказания услуг с ООО «Кемеровоавтодор».

При этом расчетные банковские счета ООО «Кемеровоавтодор» и ИП Р. А.Н. открыты в одном кредитном учреждении — ПАО «БАНК ВТБ» Филиал «Сибирский» в г. Новосибирске. Денежные средства с расчетного банковского счета ИП Р. А.Н. перечислялись Р. А.Н. с назначением платежа «перевод средств на личные нужды» и были обналичены в банкоматах.

При этом операции по дальнейшему перечислению денежных средств, поступивших на расчетный банковский счет ИП Р. А.Н. от ООО «Кемеровоавтодор», Р. А.Н. осуществлял через сеансы связи с банком по адресу нахождения ООО «Кемеровоавтодор» — г. Кемерово, пр. Советский, 9А и на оборудовании ООО «Кемеровоавтодор», что свидетельствует об отсутствии самостоятельности хозяйствующего субъекта ИП Р. А.Н.

Более того, отсутствие ведения самостоятельной деятельности ИП Р. А.Н. и подконтрольности действий между ООО «Кемеровоавтодор» и индивидуальным предпринимателем следует из таких обстоятельств как наличие у хозяйствующих субъектов единых телефонных номеров, E-mail адреса, IP-адресов.

Более того, проверкой установлено (и подтверждено показаниями работников Общества в рамках допросов), что ИП Р.А.Н. эксплуатировал принадлежащий Обществе автомобиль как свой собственный, и все расходы по ремонту LEXUS LX570 гос.номер С804ЕА142, отражены ООО «Кемеровоавтодор» в бухгалтерском учете Общества, в налоговых регистрах и в декларациях по налогу на прибыль организаций Общества.

Таким образом, по результатам проверки Инспекцией установлено, что управляющий Общества — ИП Р. А.Н. использовал легковой автомобиль LEXUS LX570 гос.номер С802ВВ142, принадлежащий ООО «Кемеровоавтодор» на праве  собственности, и Общество несло расходы на содержание данного автомобиля: амортизационные отчисления, ремонт автомобиля. Названные расходы ИП Р. А.Н. за использование автомобиля Обществу не возмещены, при этом согласно пунктами 2.3.3 договоров возмездного оказания услуг предусмотрено, что Исполнитель обязан нести расходы на осуществление оказания услуг самостоятельно.

Р. А.Н. при проведенном налоговым органом допросе подтвердил, что лично решил исключить должность директора в ООО «Кемеровоавтодор» и воспользоваться услугами ИП Р. А.Н., необходимость регистрации ИП была обусловлена тем, что он являлся директором в нескольких организациях одновременно, поэтому зарегистрировался в качестве ИП, чтобы оказывать услуги управления данным организациям.

При этом налоговым органом было установлено, что ИП Р. А.Н. оказывал услуги управления только своим взаимозависимым, подконтрольным организациям (ООО «Кемеровоавтодор», ООО «КАД-Сервис», ООО «Дорволокно»), поскольку во всех этих организациях Р.А.Н. является учредителем.

Указанные обстоятельства в числе прочего свидетельствуют о том, что регистрация Р. А.Н. в качестве индивидуального предпринимателя осуществлялась именно с целью получения налоговой экономии в этих организациях, в том числе и в ООО «Кемеровоавтодор».

В ходе судебного разбирательства по делу безусловных доказательств, опровергающих обстоятельства, установленные налоговым органом в ходе проверки, заявителем не представлено.

Решение суда: 
Учитывая вышеизложенное, суд полагает, что решение Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово от 16.03.2020 № 1807 в оспариваемой части является законным и обоснованным, в связи с чем, правовые основания для удовлетворения заявленных требований отсутствуют.

В связи с отказом в удовлетворении требований судебные расходы на основании ст.110 АПК РФ относятся на заявителя.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26