Главная / Защита прав детей / Маленький лгунишка

Маленький лгунишка

Ребенка легко поймать на слове: "Нечего меня обманывать, у тебя все на носу написано!" Но, прикрыв ладошкой носик-предатель, малыш все равно продолжит сочинять, глядя маме прямо в глаза. Может, он не догадывается, что врет? В возрасте трех, четырех, даже пяти лет ребенок еще не видит разницы между вымыслом и реальностью. И не понимает, что врать — стыдно.

Детская ложь — одна из самых исследованных психологами проблем, однако справиться с ней не удалось пока никому. Многие психологи вообще считают, что бороться с ложью как таковой бесполезно: она давно стала частью жизни любого человека, живущего в обществе себе подобных.

Чувство такта, хорошего тона, интересы окружающих, необходимость достигнуть компромисса вынуждают нас время от времени быть неискренними, отмалчиваться или откровенно лгать, скрывая свои истинные чувства и мысли. О тех, кто постоянно использует ложь из корыстных или злонамеренных соображений мы не говорим. Это вид лжецов считается безнравственным и порочным. Но как святая — 'белая', так и подлая, неприемлемая ложь произрастают из одного корня. И первый росток этот куст вранья пускает в раннем детстве. Точнее, в возрасте трех-пяти лет.

Кто учит ребенка лгать?

После третьего года рождения начинается период бурного развития у малыша речи и воображения. Речь стимулирует развитие логического мышления ребенка (с трехлеткой намного легче договориться, чем с двухлеткой), а воображение позволяет отвлечься от окружающей реальности и мысленно представить то, что нельзя потрогать, увидеть или услышать. Возможности сознания малыша как бы удваиваются: он продолжает познавать мир вокруг (тяжелое тонет, огонь жжет, ветер дует), одновременно осваивая мир воображения, фантазий, волшебных игр и сказок.

Даже самые маленькие дети хорошо отличают вымысел от реальности. Трехлетний ребенок может в игре заменить кубиком пирожок, готовя кукле обед, но ни за что не будет есть его на самом деле. Умение фантазировать верно служит ребенку как для игры, так и для защиты от 'угрозы'. Мы сами иногда учим детей подменять реальные события выдуманными: малышу так хочется поиграть с дорогими часами отца, и мама, не долго думая, 'обманывает' кроху — надевает на детскую ручку колечко от пирамидки, громко восхищаясь новыми 'часиками'. Такой компромисс помогает не всегда и ненадолго. Настойчивое желание заполучить часы остается, а раз нельзя, воображение помогает обойти запрет.

Потребность "слегка приврать" далеко не всегда беспричинна, просто причина не всегда лежит на поверхности. Чаще всего люди — как взрослые так и дети — стремятся привлечь интерес к своей персоне, а сделать это легче всего при помощи вымышленных достоинств. Для родителей такого рода сочинительство должно служить сигнальной лампочкой: возможно, ребенок страдает от низкой самооценки, недоволен своим местом в семье или в детском коллективе. Понаблюдайте за маленьким выдумщиком, и вы поймете, идет ли речь о психологическом дискомфорте ребенка, или он просто стремится поразить ваше воображение и вызвать восхищение слушателей.

"Поверить" или наказать?

Первая наивная детская ложь — это еще не проблема, наоборот, это хороший показатель, указывающий на определенный этап развития ребенка. Можно сказать, что детское вранье — оборотная сторона умения фантазировать, то есть, начало абстрактного мышления.

Русская школа педагогики сформировала у родителей традицию корить и наказывать даже самого маленького ребенка за обман. Мировая психологическая и педагогическая практика рассматривает дело под иным углом: если малыш пытается добиться своего обманом, значит, он уже интеллектуально перерос возраст, когда дети добиваются цели при помощи эмоционального давления — истерик, слез, выпрашивания.

Родителям достаточно просто быть начеку. Если ребенок просит острые ножницы и идет с этим к папе, утверждая, что мама ему разрешила — вы должны понять, что, скорее всего, малыш лжет. Проверьте подлинность информации у самой мамы и поступайте по ситуации: солгал — очередной раз напомните, что эти ножницы брать нельзя, а обманывать папу нехорошо. Но если тот же ребенок выпрашивает еще одну конфетку, грустно сообщая, что нахальная собака Алиска утащила первую, — 'поверьте', ничего страшного не случилось.

Родители удивляются, почему ребенок не говорит о своей просьбе прямо, а зачем-то хитрит и изворачивается. Да потому, что малыш никогда не уверен, какой услышит ответ на свою просьбу. Вы же не бегаете за ним с конфетой в руках, а выдаете сладкое изредка и после долгих уговоров. Вдруг откажете? Возможно, вы уже резко отказывали или укоряли сладкоежку раньше, сопровождая отказ нудной лекцией о микробах и дырявых зубах? Вот ребенок и предпочитает подстраховать себя, чтобы очередная отповедь не обидела, не нанесла удара по великой детской уверенности в родительской любви. Помните, что мы говорили о выдумке как средстве защиты?

Все сказанное в этой главе не означает, что нужно спокойно принимать детское вранье, вошедшее в привычку и ставшее нормой поведения. Если такое произошло, значит, не все в порядке в отношениях между вами. Патологическая страсть ко лжи без причины — чрезвычайно редкое явление.

Статья получена: www.Mamochka.kz

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26