Главная / Новости / Личное банкротство начинает преподносить сюрпризы // К чему приводят «хитрые» схемы

Личное банкротство начинает преподносить сюрпризы // К чему приводят «хитрые» схемы

Подписаться на новости
Банкротство граждан традиционно рассматривается, как способ «списания» долгов. К такому шаблонному восприятию этой процедуры  приложил руку и ВС, который в одном из своих определений довольно высокопарно поименовал  банкротство гражданина как социально-реабилитационным механизмом списания непосильных долговых обязательств (Определение ВС от 23.01.2017 года №304-ЭС16-14541).

Такое безапелляционное толкование смысла личного банкротства со стороны ВС и лояльная к должникам практика арбитражных судов, вызвали к жизни массовые злоупотребления и превратили банкротство гражданина в конвейер «освобождения от обязательств с сохранением имущества» (распространенная фраза из рекламных объявлений арбитражных управляющих).

Однако времена меняются, а с ними меняется и практика.

Недавно я столкнулся с «революционными» подходами  низовых судов к вопросу «обнуления» долга физического лица по результатам процедуры реализации имущества.

Внизу несколько примеров из личной практики (обезличенные, конечно).

Должник перед подачей заявления о банкротстве, решил избавиться от двух личных автомобилей. Была выбрана банальная схема – задним числом заключен договор купли-продажи авто по мизерной цене, приобретатель – дальний родственник. За несколько дней до подачи заявления о банкротстве – автомобили перерегистрировали в ГИБДД.

Дружественный управляющий «не заметил» этой сделки — бывает. Зато на нее обратил внимание основной кредитор – Банк и оспорил продажу машин. Должник возражал, указывая на то, что  договор купли-продажи заключен давно (год назад), когда кредиторов у него не было, соответственно их прав тогда он не нарушил.

Однако Банк сослался на фиктивный характер сделки, указывая, что она  была заключена накануне банкротства, когда должник уже имел непогашенные долги. На это указывает тот факт, что должник лично пользовался автомобилем до последнего момента, после даты продажи на авто не оформлялось новое ОСАГО, покупателем является лицо, способность которого управлять автомобилем вызывает сомнения (87 лет).

Договор признали недействительным, машину вернули, но это не самое печальное – теперь Банк настаивает на том, что Должник не может быть освобожден от обязательств, поскольку пытался скрыть имущество.

В другой ситуации, фиктивная сделка по выводу машин была подкреплена распиской о получении Должником рыночной стоимости автомобилей, на что и ссылался Должник, утверждая, что оснований для оспаривания равноценной сделки нет.

Суд, отказал в признании сделки недействительной. Однако радость Должника была преждевременной — тот же суд  отказал в списании долгов, указав на то, что должник получил крупную сумму за проданные авто, но не смог объяснить, куда она делась и почему ее нет в конкурсной массе.

Что все это значит?

На мой взгляд, только одно – наконец-то начали действовать (применяться) правовые позиции ВС, которые считают возможным списание долгов гражданина только при условии его добросовестного поведения как в предбанкротный период, так и в самой процедуре. Освобождение от обязательств не возможно, если должник скрыл имущество, недобросовестно вывел его или не прояснил судьбу существенных активов, которыми обладал (например, Определения ВС от 30.09.2020 года №310-ЭС20-6956; от 15.06.2017 года №304-ЭС17-76).

Конечно, это не значит, что схемы (включая приведенные выше с авто) в один момент перестанут работать – нет, они актуальны и пока «помогают» должнику, но теперь задан новый вектор: социально реабилитационный механизм списания долгов ограничен требованием добросовестного поведения.

Обращайтесь за консультациями по банкротству тел: +7 (495) 258 0038

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26