Главная / Новости / Контрагент взыскивает неустойку. Четыре способа не платить

Контрагент взыскивает неустойку. Четыре способа не платить

Подписаться на новости

Есть судебная практика, которая поможет должнику не просто снизить сумму неустойки, а вовсе не платить ее. На что ссылаться в суде — в статье.

Самый привычный способ защиты по иску о взыскании неустойки — требовать ее снижения из-за несоразмерности (ст. 333 ГК). Однако существуют ситуации, когда неустойку вообще не взыщут, хотя бы в части. В статье мы разобрали основные ситуации, когда суд откажет во взыскании неустойки, несмотря на то что обязательство все-таки было нарушено.

Истек срок исковой давности по обеспеченному обязательству

Ситуация. Стороны заключили договор комиссии. Комиссионер не перечислил комитенту выручку от реализованной продукции. Комитент взыскал долг через суд. Однако комиссионер деньги не вернул. Взыскать их принудительно тоже не получилось: исполнительный лист потеряли, а выдавать дубликат суд отказался. Спустя почти пять лет после вынесения решения о взыскании долга комитент вновь обратился в суд. В договоре комиссии была предусмотрена неустойка за нарушение срока перечисления комитенту выручки от реализации продукции. Поскольку комиссионер так и не вернул долг, который ранее взыскал суд, комитент потребовал взыскать с него неустойку за нарушение срока перечисления выручки от реализации продукции.

Позиция судов. Суды удовлетворили иск. Неустойка является дополнительным обязательством, поэтому срок исковой давности по ее взысканию привязан к сроку исковой давности по основному обязательству (ст. 207 ГК). Требование о взыскании основного долга, обеспеченного неустойкой, — возврате выручки от реализации продукции — было заявлено в первом процессе в пределах срока исковой давности. Суды пришли к выводу, что срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки не истек. Предъявление первого иска о взыскании основного долга как бы заморозило срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки, обеспечивающей основной долг.

Позиция ВАС. Президиум ВАС не согласился с нижестоящими судами. Он указал, что предъявление в суд главного требования не влияет на течение срока исковой давности по дополнительным требованиям. Просуживание основного долга никак не отразилось на течении срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки: он продолжил течь.

Президиум ВАС напомнил, что требование об уплате неустойки является дополнительным и срок исковой давности по нему истекает одновременно с истечением срока исковой давности по основному требованию. Срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки истек через три года с момента, когда ответчик допустил просрочку. Поскольку с момента просрочки прошло больше трех лет, комитент пропустил срок исковой давности.

Верховный суд подтверждает позицию, согласно которой предъявление иска о взыскании основного долга не влияет на срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки, обеспечивающей основной долг1.

1. п. 26 постановления Пленума ВС от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»

Источник: постановление Президиума ВАС от 21.10.2003 № 6290/03

Кредитор начислил неустойку после предъявления требования о возврате неосвоенного аванса

Ситуация. Покупатель перечислил аванс за продукцию. За нарушение срока поставки товара была установлена неустойка. Поставщик товар в срок не поставил. Покупатель потребовал вернуть аванс. Поставщик аванс не вернул. Тогда покупатель обратился с иском о взыскании неустойки за нарушение срока поставки товара за период с начала просрочки до момента фактической уплаты долга.

Позиция судов. Суды удовлетворили иск полностью. Но ВС судебные акты отменил и направил дело на новое рассмотрение.

Аналогичная позиция есть в определении ВС от 30.05.2017 № 307-ЭС17-1144.

Позиция ВС. ВС указал, что с момента реализации права требования возврата аванса договор считается прекратившим свое действие. С этого момента неденежное обязательство по передаче товара трансформируется в денежное обязательство, которое не предполагает возникновение у продавца ответственности за нарушение срока передачи товара в виде договорной неустойки. Поэтому неустойка, установленная на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности, начисляется до даты прекращения этого обязательства, то есть до даты расторжения договора.

Позиция ВАС. ВС использовал позицию, изложенную в постановлении Президиума ВАС от 10.12.2013 № 10270/13. В этом постановлении ВАС установил общее правило разграничения периодов начисления неустойки и процентов по ст. 395 ГК при заявлении требования о возврате аванса и расторжении договора.

Покупатель, потребовавший возврат аванса, хотел взыскать и неустойку, и проценты по ст. 395 ГК. Президиум ВАС разъяснил, что до предъявления требования о возврате аванса начисляется неустойка, после — проценты по ст. 395 ГК. Поскольку кредитор просил взыскать проценты по ст. 395 ГК за период до предъявления требования о возврате аванса, Президиум ВАС отказал в этой части. Он разъяснил, что в данной части обязательство обеспечивается неустойкой.

ВС перевернул позицию ВАС. Если Президиум ВАС разъяснял, что проценты по ст. 395 ГК начисляются с даты получения требования о возврате аванса, то ВС акцентировал внимание на другой части правила: неустойка начисляется только до предъявления такого требования.

Источник: определение ВС от 31.05.2018 № 309-ЭС17-21840

Должник не может исполнить обязательство из-за просрочки кредитора

Ситуация. Подрядчик обязался изготовить гербовые бланки. Для этого заказчик должен был передать ему эскизы. Заказчик в установленный срок эскизы не предоставил. Из-за этого подрядчик просрочил срок сдачи работ. Заказчик потребовал уплатить неустойку за просрочку. Подрядчик отказался, и заказчик взыскал ее через суд. Суды удовлетворили иск полностью.

2. ст. 401, п. 3 ст. 405 ГК

Позиция ВАС. Президиум ВАС отменил судебные акты и указал, что судам нужно было учитывать просрочку кредитора2. Подрядчик принял все возможные меры, чтобы ознакомиться с оригинальным гербом Тульской области, но нигде не смог его найти: в региональном законе размер герба на бланке и степень детализации императорской короны не определены, указано на хранение изображения и описания герба в краеведческом музее, который уже длительное время закрыт.

Президиум ВАС указал, что период просрочки кредитора должен вычитаться из периода просрочки должника. Неустойка за этот период не начисляется. Если же срок просрочки должника окажется больше срока, на который просрочил свое исполнение кредитор, то судам необходимо обсудить вопрос о соразмерном снижении вины должника с учетом вины кредитора.

Источник: постановление Президиума ВАС от 17.12.2013 № 12945/13

Кредитор начислил неустойку после того, как потерял интерес к исполнению

Ситуация. Продавец обязался построить и передать государственному заказчику квартиры. Но в установленный срок он передал лишь небольшую часть. В дальнейшем, уже после просрочки, продавец предлагал покупателю принять еще часть квартир. Однако покупатель ответил, что уже не намерен принимать квартиры, и предложил расторгнуть договор в связи с существенным нарушением продавцом его условий. Продавец не согласился. Тогда покупатель обратился в суд с требованием расторгнуть договор и взыскать с продавца неустойку за нарушение срока передачи квартир.

Позиция судов. В части взыскания неустойки за нарушение срока передачи квартир суды удовлетворили иск частично. Если покупатель требовал неустойку до момента расторжения договора судом, то суды взыскали ее до момента направления покупателем предложения о расторжении договора. В оставшейся части во взыскании неустойки покупателю отказали со ссылкой на злоупотребление правом.

За все время рассмотрения дела покупатель так и не ссылался на то, что за счет неустойки он пытался компенсировать свои убытки, понесенные из-за нарушения срока передачи квартир. В связи с этим суды пришли к выводу, что неустойка рассматривалась покупателем как способ обеспечения обязательства, который мотивирует продавца исполнить свои обязательства надлежащим образом. В данном случае подрядчику была важна обеспечительная функция неустойки, а не компенсаторная.

Однако, предлагая расторгнуть договор и указывая, что он не намерен принимать часть квартир, продавец четко продемонстрировал, что он утратил интерес к исполнению. Несмотря на утрату интереса к исполнению, он все еще продолжал начислять неустойку. Поскольку неустойка имела обеспечительную функцию, а интерес в исполнении у покупателя уже отпал, суды отказали во взыскании неустойки, начисленной после даты направления предложения о расторжении договора. У истца отсутствовало защищаемое субъективное право, поэтому предъявление иска в данной части — злоупотребление правом.

Позиция ВС. ВС согласился с тем, что неустойка начисляется только до того момента, пока кредитор не утратил интерес к исполнению обязательства, обеспеченного неустойкой. Формально ВС назвал свое действие снижением неустойки. Но на самом деле это был отказ во взыскании неустойки в части. Снизить неустойку можно только на основании ст. 333 ГК из-за ее несоразмерности. Но ВС четко указал, что оснований для начисления неустойки за соответствующий период не было. То есть иск был удовлетворен лишь частично не из-за того, что неустойка несоразмерна последствиям нарушения обязательства, а из-за того, что не было оснований для начисления неустойки за определенный период.

Несмотря на то что мотивировка построена так, что в данном случае для кредитора была важна обеспечительная функция неустойки, на практике суды не исследуют данный вопрос. На основании направления уведомления о расторжении договора суды приходят к выводу, что кредитор утратил интерес к основному обязательству, и отказывают во взыскании неустойки, начисленной после направления данного уведомления, со ссылкой на злоупотребление правом.

Если кредитор сместит акцент с обеспечительной функции неустойки на компенсаторную, у судов не будет оснований следовать позиции ВС. Если кредитор докажет, что у него возникли убытки, которые не покрываются неустойкой, начисленной до момента направления уведомления о расторжении договора, то, на наш взгляд, неустойку необходимо продолжать начислять.

Источник: определение ВС от 09.12.2014 № 305-ЭС14-3435

3. определения ВС от 30.05.2017 № 307-ЭС17-1144, и от 31.05.2018 № 309-ЭС17-21840

Эта позиция очень похожа на предыдущую, согласно которой неустойка начисляется только до момента расторжения договора3. В двух случаях отказ во взыскании неустойки связан с расторжением договора.

Однако между этими двумя позициями есть существенная разница. В первую очередь — разница в мотивировке. В определениях от 30.05.2017 № 307-ЭС17-1144 и от 31.05.2018 № 309-ЭС17-21840 ВС отказал во взыскании нестойки по более формальным мотивам. Неустойка взималась за нарушение обязанности поставить товар, которая прекратилась после предъявления требования о возврате аванса. Вместо нее возникло денежное обязательство по возврату аванса, на которое договорная неустойка на распространялась. Поскольку обязательство, за неисполнение которого начислялась неустойка, прекратилось, то прекратилось и основание для начисления неустойки. То есть тут ВС сделал акцент на прекращении основного обязательства.

В определении ВС от 09.12.2014 № 305-ЭС14-3435 неустойку прекращают начислять уже в тот период, когда основное обязательство еще не прекращено. Тут акцент сделан на предъявлении требования, в котором отсутствует реальный интерес, и из этого выводится злоупотребление правом. Действительно, если неустойка призвана мотивировать должника исполнить обеспечиваемое обязательство в срок, то взыскание неустойки, когда основное обязательство уже неактуально, выглядит нелогичным. Скорее всего, если нет никакой информации о понесенных убытках, тут речь идет о желании расправиться с должником или обогатиться за его счет.

В данном случае нет жесткой привязки к прекращению обязательства, главную роль играет утрата интереса кредитора в получении исполнения. Договор может продолжать действовать, а кредитор уже утратил интерес. То есть утрата интереса не всегда связана с расторжением договора.

Во-вторых, разница между двумя позициями состоит в дате, с которой прекращается начисление неустойки. В позиции, изложенной в определениях от 30.05.2017 № 307-ЭС17-1144 и от 31.05.2018 № 309-ЭС17-21840, начисление неустойки прекращалось с момента прекращения обеспечиваемого обязательства, то есть с момента прекращения договора (а требование о возврате неосвоенного аванса, по существу, является как раз требованием о прекращении договора). А в определении от 09.12.2014 № 305-ЭС14-3435 начисление неустойки прекратилось с момента, когда кредитор продемонстрировал, что исполнение основного обязательства перестало представлять для него интерес.

На практике разница между демонстрацией утраты интереса и прекращением договора может быть существенной. Второе событие может произойти гораздо позднее.

Стоит обратить внимание, что начисление неустойки прекращается с момента принятия кредитором решения о расторжении договора, а не с момента получения должником указанного уведомления. С учетом мотивировки отказа в начислении неустойки это логично. Раз отказ в начислении неустойки связан с утратой кредитором интереса к основному обязательству, то решающее значение имеет отношение кредитора к основному обязательству. Когда об этом отношении узнал должник, значения уже не имеет.

Из-за того, что первоочередное значение в данной позиции имеет отношение кредитора к основному обязательству, начисление неустойки по данному основанию может произойти еще раньше направления кредитором уведомления о расторжении договора. Например, на каком-нибудь производственном совещании было принято решение о том, что заказчик утратил интерес к дальнейшему исполнению из-за многочисленных нарушений. Это отразили в протоколе. По каким-то причинам (например, из-за сбоя в коммуникации между производственным и юридическим отделами) уведомление об отказе заказчика от договора направили только через месяц после производственного совещания. На наш взгляд, в данном случае начисление неустойки необходимо прекратить с даты проведения производственного совещания, на котором было принято решение о предстоящем расторжении договора, а не с даты направления уведомления о расторжении договора. Именно тогда уже было ясно, что кредитор потерял интерес к дальнейшему исполнению. Если кредитор еще месяц назад знал, что дальнейшее исполнение не представляет интереса, то он явно действует недобросовестно, требуя неустойку за период, когда уже не нуждался в надлежащем исполнении.

На практике основным показателем утраты интереса является направление уведомления о расторжении договора. Однако об утрате интереса могут свидетельствовать и другие обстоятельства.

Несовершение действий, свидетельствующих о желании получить надлежащее исполнение. Суд обратил внимание на то, что после получения некачественного товара заказчик не совершил действий, предусмотренных ст. 475 ГК: не потребовал заменить некачественный товар, уменьшить стоимость или возместить расходы на устранение недостатков (постановление АС Волго-Вятского округа от 19.05.2020 по делу № А28-10036/2019).

Банкротство кредитора. Суд указал, что введение в отношении подрядчика конкурсного производства свидетельствует об утрате интереса к принятию исполнения со стороны субподрядчика. Суд руководствовался тем, что, принимая исполнение от субподрядчика, подрядчик сам должен предоставить встречное исполнение и оплатить его работы. Раз подрядчик признан несостоятельным, вероятнее всего, он не сможет предоставить субподрядчику встречное исполнение. Суд пришел к выводу, что с момента введения в отношении подрядчика конкурсного производства он не имел возможности исполнить свои обязательства по договору субподряда. Эти обстоятельства говорят о том, что подрядчик утратил интерес к выполнению ответчиком предусмотренных данным договором работ (постановление АС Западно-Сибирского округа от 20.03.2020 по делу № А45-25155/2019).

Отказ в допуске на территорию, на которой выполняются работы. В качестве дополнительного свидетельства утраты кредитором интереса к исполнению суд учел, что тот не пустил подрядчика на охраняемую территорию, на которой должны были выполняться работы (постановление АС Западно-Сибирского округа от 28.03.2019 по делу № А75-4416/2018).

Ведение параллельных переговоров с новым контрагентом. Делая вывод о том, что истец не был намерен продолжать договорные отношения с текущим должником, суд учел, что кредитор рассматривал вопрос о привлечении к выполнению работ другого подрядчика и заключении с ним договора (постановление АС Волго-Вятского округа от 12.11.2019 по делу № А43-5130/2018).

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26