Главная / Аналитика / "Компенсация — не возможность обогащения за счет государства"

«Компенсация — не возможность обогащения за счет государства»

О том, в каком порядке будут рассматриваться дела о компенсациях за судебную и исполнительскую волокиту, рассказала "Ъ" председатель Федерального арбитражного суда Московского округа ВАЛЕРИЯ АДАМОВА.

— Кто может подать заявление о компенсации — любой участник дела, по которому нарушены сроки?

— Надо различать два вида компенсаций: за нарушение разумных сроков рассмотрения дела в суде и за нарушение сроков исполнения судебного акта. Представляется, что заявление о компенсации, связанной с задержкой исполнительного производства, может подать тот, в чью пользу вынесено судебное решение. А нарушение срока рассмотрения дела в суде может затронуть не только права лиц, участвующих в деле, но и других заинтересованных лиц в случаях, предусмотренных законом.

— Дел о компенсациях ожидается много?

— Дел, связанных с нарушением разумных сроков рассмотрения дел в арбитражных судах, должно быть мало, поскольку случаи грубого нарушения процессуальных сроков в этих судах единичны, по крайней мере в Московском округе. Сейчас сами сроки увеличены и стали более реалистичными, а у председателей судов появилось право продлевать рассмотрение особо сложных дел или, наоборот, реагировать на просьбы ускорить затянувшееся разбирательство. Больше жалоб может быть связано с исполнительным производством, но таких заявлений больше и в Европейском суде по правам человека.

— Что означает разумный срок, который в законе о компенсациях прямо не определен? Кто и как будет оценивать "правовую и фактическую сложность дела"?

— Большую роль будет играть суд, который и будет оценивать все обстоятельства. Надо учитывать, что календарный, процессуальный и разумный сроки могут различаться: в частности, срок, на который производство по делу приостанавливалось, не учитывается в качестве процессуального. Например, дело с учетом приостановления для проведения экспертизы длилось год, процессуальный срок считается два месяца, а разумность срока будет зависеть от обоснованности назначения экспертизы. Кстати, по новому закону период отложения между заседаниями также не будет включаться в процессуальный срок. Сейчас мы создали группу судей, которые будут рассматривать дела о компенсациях в дополнение к основной нагрузке. В группу вошли судьи с опытом работы в суде первой инстанции — они хорошо знают специфику рассмотрения дел по существу.

— Суд может сразу вернуть заявление о компенсации, если увидит, что нарушения сроков явно не было. Нет ли опасности массовых возвратов заявлений?

— Опасности нет, поскольку на стадии принятия заявления выводы об "очевидности" отсутствия нарушения срока сделать сложно, необходимо изучить материалы дела. Надо выяснить, в частности, обоснованно ли были привлечены к участию в деле третьи лица или назначена экспертиза, откладывалось или приостанавливалось дело.

— Нередко ответчик по делу просит привлечь большое число третьих лиц, часто офшорных компаний, участие которых затянет процесс. Если суд откажется привлечь третье лицо, участие которого в деле необходимо, то решение будет отменено из-за процессуального нарушения, а если привлечет необоснованно, то будет отвечать за волокиту?

— Если третье лицо было необходимо для объективного рассмотрения дела, то нельзя говорить о злоупотреблении процессуальными правами и необоснованном затягивании процесса. Но разъяснения о том, как соотносится объективное рассмотрение дела с разумностью сроков, должен дать Высший арбитражный суд (ВАС).

— Участие в делах арбитражных заседателей и их неявка на заседание под любыми предлогами — излюбленный способ затягивания дел. При этом дела затягиваются не по вине сторон, а силами представителей власти, наделенных полномочиями судьи. Могут ли такие случаи дать повод для обращения за компенсацией?

— Проблема действительно существует. Сейчас ВАС готовит постановление пленума, направленное на устранение негативных последствий от участия арбитражных заседателей в судебных процессах. Однако важно, чтобы в законодательном порядке был решен вопрос о наделении суда полномочиями рассматривать дело без участия арбитражных заседателей или назначить их самостоятельно из списка в случае их неявки.

— Будет ли при рассмотрении дел о компенсациях учитываться вина тех, кто допустил волокиту?

— По закону о компенсациях вина не учитывается. Она будет устанавливаться при предъявлении регрессных требований к должностному лицу или органу, допустившему нарушения.

— Если по вине прогульщика-заседателя будет присуждена компенсация из бюджета, можно ли будет эту сумму взыскать потом с заседателя?

— Законом предусмотрена возможность регрессного требования только к должностному лицу в связи с нарушением исполнения судебного акта. Арбитражные заседатели к этой категории не относятся.

— Как суд будет определять размер компенсации?

— Это самый сложный вопрос, поскольку размер компенсации законом не установлен. В нем сказано, что это будут бюджетные средства. Закон отсылает также к практике Европейского суда по правам человека, который обычно присуждает в подобных случаях 1-2 тыс. за год. Не стоит рассматривать компенсацию как возможность обогащения за счет государства.

— Если средств на компенсации в бюджете не окажется, смогут ли суды выносить решения о компенсациях?

— Думаю, отказов в компенсациях из-за недостаточного выделения или отсутствия средств в бюджете не будет, а сами средства будут выделены, иначе этот закон не будет служить механизмом защиты права на судопроизводство в разумный срок.

— Волокиты в самих делах о компенсациях не будет?

— Закон отводит на их рассмотрение два месяца, это ускоренный порядок. Судьи понимают важность проблемы, тем более что рассмотрение таких дел возложено сразу на кассационную инстанцию.

Интервью взяла Ольга Плешанова

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26