Главная / Новости / Когда судьи признают дробление компании законным?

Когда судьи признают дробление компании законным?

Подписаться на новости

Когда судьи признают дробление компании законным?

Разделение бизнеса для оптимизации налогообложения может стать основанием для доначислений и наложения на компанию штрафов. Однако умышленное дробление с единственной целью ревизорам нужно прежде доказать. Изучили судебные споры, в которых арбитры сказали ревизорам «нет» и признали разделение оправданным.

Для начала разберем, что обычно понимается под таким действием, как дробление бизнеса. Ведь дело в том, что на законодательном уровне определения такому понятию нет. Но понять, какой смысл вкладывают власти в этот термин, все-таки можно, он раскрывается через судебную практику и разъяснения налоговых органов.

Итак, под дроблением бизнеса понимается реструктуризация компании, в ходе которой регистрируется несколько небольших организаций или ИП, на которые перекладывается часть функций, ранее выполнявшихся одним предприятием. Если в ходе такой реструктуризации бизнес экономит на налогах, то подобные действия коммерсантов с большой долей вероятности привлекут внимание со стороны налоговых органов.

Показательные признаки

Ведомства выпустили не одно письмо по этому вопросу. В некоторых прямо перечислены признаки незаконного дробления, к таким, например, можно отнести письмо Минфина России от 11 августа 2017 года № СА-4-7/15895@ и письмо ФНС России от 29 декабря 2018 года №ЕД-4-2/25984.

Вкратце можно выделить следующие виды разделения компаний:

  • дробление производства;
  • дробление отделов продаж;
  • дробление розничных подразделений;
  • вывод процессов, ранее выполняемых разделяемой компанией;
  • вывод сотрудников.

Вопрос в том, по каким признакам контролеры будут определять компании, которые разделяются на несколько с одной-единственной целью: платить меньше налогов. Перечислим некоторые из них:

  • отсутствие деловой цели выделения нескольких компаний,
  • ИП из одного предприятия
  • осуществление деятельности под единой торговой маркой,
  • снижение объемов продаж по одной компании и перевод на другие организации и ИП,
  • взаимозависимость лиц между собой,
  • единый топ-менеджмент,
  • миграция персонала (тот же штат работников),
  • единая бухгалтерская и кадровая службы,
  • расчетные счета в одном банке,
  • общие IP-адреса,
  • нахождение компаний по одному фактическому адресу,
  • безвозмездная передача активов,
  • выдача займов (беспроцентных или с низкой ставкой) между участниками «раздробленного бизнеса».

В случае если ревизоры обнаружат такие признаки и проведут проверку, налогоплательщик рискует получить существенные доначисления налогов и штрафы.

Правоприменительная практика свидетельствует о том, что решение судьи по таким спорам зависит от конкретных обстоятельств дела. В некоторых случаях компаниям удается доказать свою правоту и арбитры занимают сторону бизнеса. Рассмотрим несколько таких разбирательств, чтобы понять, какие аргументы помогли бизнесу победить.

Нет взаимозависимости

В деле № А33-883/2017 налоговая ссылалась на взаимозависимость участников «раздробленного бизнеса» (а именно – ревизоры настаивали на взаимозависимости через общий бизнес), а также экономическую взаимозависимость и косвенную.

Однако суд встал на сторону бизнеса, указав, что налоговый орган не представил доказательств наличия взаимозависимости по основаниям, связанным с участием в капитале, осуществлением функций управления, служебного подчинения либо наличия иной возможности другого лица определять решения, принимаемые налогоплательщиком.

То обстоятельство, что спорные компании имели незадолго до заключения договоров одного учредителя и руководителя, само по себе не свидетельствует о взаимозависимости организаций и наличии влияния на условия или экономические результаты сделок.

Также суд отметил, что в силу принципа свободы экономической деятельности (ч. 1 ст. 8 Конституции Российской Федерации) компания осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. Таким образом, налоговый орган, оценивая экономическую целесообразность, рациональность и эффективность хозяйственных взаимоотношений компании с ее контрагентами в гражданских правоотношениях, вышел за пределы своей компетенции (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 июля 2018 г. № Ф02-2344/2018 по делу № А33-883/2017).

Нет деловой цели

Нередко ревизоры аргументируют свои доводы о сомнительности «дробления» отсутствием деловой цели, но суды, как правило, признают, что «дробление» бизнеса имеет реальные деловые цели, в ситуации, когда у участников «раздробленных» компаний разные направления, сферы и виды деятельности, например оптовая и розничная торговля, производство и продажа, вот несколько споров по таким основаниям: Постановление от 18 марта 2019 года № Ф01-609/2019 по делу № А82-18645/2017, Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 мая 2018 года № 19АП-2081/2018 и Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29 октября 2018 года № Ф10-3915/2018 по делу № А14-10189/2017.

Наличие у каждого из участников «раздробленного» бизнеса самостоятельных каналов приобретения и сбыта товара – еще один довод в пользу налогоплательщиков. В Постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22 мая 2018 года № Ф02-1906/2018 по делу № А19-6999/2017 арбитры снова заняли сторону бизнеса.

В другом деле, № А67-476/2017, компания, которая устанавливала, ремонтировала и обслуживала лифты, выделила деятельность по монтажу лифтов в отдельный бизнес, создав новое предприятие. В суде коммерсанты объяснили, что такое выделение необходимо для повышения конкурентоспособности. Инспекция решила, что вся деятельность с лифтами от монтажа до обслуживания – единый производственный процесс и что имеет место искусственное разделение компании, но суд встал на сторону налогоплательщика, указав со ссылкой на Постановление Правительства РФ от 2 октября 2009 года № 782, что эти виды деятельности являются самостоятельными (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 мая 2018 г. № Ф04-1415/2018).

В деле № А19-6999/2017 суд указал, что подготовка к продаже бизнеса по частям является разумной деловой целью «дробления» бизнеса (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22 мая 2018 г. № Ф02-1906/2018).

Нет одного руководителя

В споре между налоговой инспекций и компанией (дело № А12-20691/2018) суды пришли к выводу, что ревизоры не обосновали, на основании каких фактов была установлена руководящая роль якобы головного предприятия в схеме по дроблению, что повлекло последующее отнесение всех доходов на заявителя. Инспекторами не было установлено фактов распределения обществами между собой полученной выручки (налоговой выгоды), наличия между ними или их учредителями соглашения об этом, финансирования со стороны компаний друг друга, как и доказательств объединения полученных средств или их перечисления кому-либо или их совместного использования для тех или иных целей. Результат: компания победила в споре (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19 июня 2020 г. № Ф06-40022/2018).

Нет экономического результата

В рассматриваемом далее споре ревизоры ссылались на отсутствие экономического результата в разделении компании, но у арбитров было иное мнение. В деле № А49-8468/2017 суд указал, что наращивание оборотов после «дробления» бизнеса свидетельствует о том, что каждый из экономических субъектов обеспечил себе свою долю и обороты в бизнесе, а соответственно, получил самостоятельный экономический результат (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 23 октября 2018 г. № Ф06-38119/2018).

Нет смысла в «схеме»

В деле № А53-16343/2018 участники разделенного бизнеса оказались взаимозависимыми лицами (директор и учредитель ООО – отец, а ИП – дочь), поэтому инспекция посчитала, что налогоплательщики создали схему, прикрывающую деятельность одного субъекта деятельностью ИП, работа индивидуального предпринимателя, по мнению контролеров, была фиктивной.

Суд встал на сторону налогоплательщика, когда установил незначительный объем реализации мебели от ООО в адрес ИП (всего 3–7% от всех оптовых продаж мебели предприятием за два года), что вызвало сомнения в экономической целесообразности выстраивания «схемы» (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17 июня 2019 г. № Ф08-4285/2019).

Нет самостоятельности

Еще один часто применяемый аргумент ревизоров, подтверждающий фиктивность дробления компании – отсутствие у новых предприятий самостоятельности. Как можно противостоять такой логике ревизоров? Наличие у каждого из участников разделенного бизнеса средств и ресурсов, необходимых и достаточных для ведения деятельности, суды толкуют в пользу компаний как признак реальной самостоятельности участников, например, в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 23 октября 2018 года № Ф06-38119/2018 по делу № А49-8468/2017.

Практику по дроблению (не только положительную, но и отрицательную) будет полезно изучить не только перед началом проверки или уже после возникновения спора с инспекторами, но и на стадии планирования реструктуризации бизнеса.

Снижаем риски

Чтобы снизить налоговые риски при разделении компании, нужно доказать деловую цель дробления бизнеса. К таковым можно отнести оптимизацию производственных процессов и системы управления, развитие новых бизнес ­направлений, децентрализацию рисков и т. п.

Кроме того, каждая компания или ИП должны быть самодостаточными в части ведения бизнеса, у новых предприятий должны быть свои покупатели и поставщики, расходы нужно оплачивать самостоятельно, развивать собственные каналы сбыта и т. д. Также нелишним будет подстраховаться документальным обоснованием вывода той или иной части компании в отдельный бизнес, в доказательную базу можно включить маркетинговые исследования, аналитический отчет об отсутствии экономии на налогах в результате дробления, бизнес-­план и прочее.

Ошибки во время проверки

Этот спор примечателен тем, что суды отказали ревизорам не потому, что их доводы в дроблении ради оптимизации налогообложения оказались слабыми, а потому, что контролеры допустили несколько существенных ошибок во время проверки.

В деле № А12­34527/2018 налоговый орган добавил налогоплательщику всю выручку участников «схемы», однако никаких доказательств получения именно этой суммы ревизоры суду не представили. Кроме того, в доходы компании инспекторы включили займ и поступившие суммы возвращенных подотчетных средств, при определении размера налогов не были учтены платежи торгового дома по УСН, при доначислении НДС была применена ставка 18%, а не 18/118, как уже давно определено судебной практикой по этой категории дел.

Таким образом, исчисляя НДС сверх выручки, налоговый орган и произвел неверный расчет налогооблагаемой базы по налогу на прибыль для традиционной системы налогообложения, и неверно определил действительные налоговые обязательства компании. Суд указал, что выявленная неполнота проведенной налоговой проверки не может быть восполнена в рамках судебного разбирательства, и отказал инспекторам в удовлетворении их требований (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12 декабря 2019 г. № Ф06­54506/2019).

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26