Главная / Новости / Когда можно потерять долю в бизнесе: два примера

Когда можно потерять долю в бизнесе: два примера

Подписаться на новости

Все знают, что основной причиной потери бизнеса, не считая добровольную ликвидацию и рейдерский захват, является банкротство предприятия. Но есть еще по крайней мере два способа, когда можно на совершенно законном основании потерять доли в стабильно работающем предприятии.

Пример 1

ООО «Медфарм» было зарегистрировано в качестве юридического лица в ЕГРЮЛ 10.12.2002. Имелось два участника с равными долями в уставном капитале (по 50%). Предприятие работало, развивалось и все было хорошо до 2018 года, когда один из участников умер.

Решением внеочередного собрания участников Общества умерший участник признан выбывшим из состава учредителей ООО «Медфарм» в связи со смертью, а его доля — 50% в уставном капитале передана Обществу ввиду отсутствия заявлений наследников. При этом при обращении наследников за долей решено выплатить последним действительную стоимость доли умершего в уставном капитале Общества.

На основании указанного решения Общество обратилось в налоговую с заявлением о внесении изменений в сведения об ООО «Медфарм», содержащиеся в ЕГРЮЛ, но получило отказ.

Суды поддержали решение налоговиков об отказе в регистрации вносимых изменений.

На чем основывался суд?

Суд пришел к следующим выводам:

  • право на долю в уставном капитале общества после смерти его участника переходит либо к наследникам участника, либо к соответствующим муниципальному образованию, субъекту РФ;
  • факт перехода к наследникам доли и права на участие в управлении делами общества не ставится в зависимость от таких обстоятельств, как обращение наследников к нотариусу, открытие наследственного дела, получение свидетельства о праве на наследство, обращение наследников с заявлениями к обществу и т.д.;
  • единственным препятствием перехода права, удостоверяемого долей в уставном капитале общества, к наследникам может являться закрепленное в уставе Общества право общества (участников) отказать в таком переходе прав участника к наследникам ввиду необходимости получения согласия участников общества.

Установив, что в рассматриваемом случае уставом ООО «Медфарм» не предусмотрен запрет на переход доли по наследству, а также не предусмотрено получение согласия остальных участников на переход доли к наследнику, суд решил, что доля умершего участника общества не может перейти в собственность общества.

Поскольку наследники умершего участника общества наследство не приняли (соответственно, не приобрели права, предоставляемые долей размером 50% в уставном капитале ООО «Медфарм», включая право на участие в управлении делами общества со дня открытия наследства), то в таком случае:

  • доля умершего участника общества будет входить в состав выморочного имущества, при наследовании которого отказ от наследства не допускается;
  • и со дня открытия наследства переходит в порядке наследования по закону (без согласия остальных участников) в собственность РФ в лице органа Росимущества, который со дня открытия наследства стал участником общества, обладающим соответствующими правами участника, в том числе правом на участие в управлении делами общества.

При этом неполучение свидетельства о праве на наследство при наследовании выморочного имущества не освобождает орган Росимущества, приобретший наследство, от возникших в связи с этим обязанностей.

Выводы и рекомендации

Случай далеко не ординарный, но всякое случается. Поэтому лучше закрепить в уставе условие о праве общества (участников) отказать в переходе прав участника к наследникам ввиду необходимости получения согласия участников общества.

Если в уставе нет такого условия, то лучше осуществить действия, направленные на поиск наследников и попробовать с ними договориться чем просто передать бизнес государству в лице Росимущества.

Источник: Постановление АС ЗСО №А46-19903/2019 от 28.08.2020 г.

Пример 2

Случай реальный из практики, ситуация развивается на данный момент, поэтому не могу назвать конкретных людей и предприятие.

Этот пример касается тех, кто приобрел довольно крупные комплексы или земельные участки для совместного ведения бизнеса.

Два участника приобрели в 2012 году предприятие-банкрот, основным активом которого было право аренды земельного участка сроком на 50 лет. У каждого из участников уже был свой бизнес. Они договорились что на вновь приобретенном участке каждый из них будет строить свои производственные мощности, чтобы развивать свой основной бизнес. Т.е. каждый будет развиваться независимо друг от друга, а общие расходы, в частности, налог на землю, они будут распределять между собой.

Как это и бывает, один из участников довольно быстро построил производственные мощности по выпуску строительных материалов. По состоянию на конец 2020 года кадастровая стоимость имущества составила более 120,0 млн руб.

У второго участника дела шли не очень и стоимость его имущества составила всего около 8 млн руб. А тут еще и пандемия — и он решил выйти из бизнеса.

В январе 2021 года Общество получило заявление о выходе второго участника из состава учредителей.

Все это было бы просто, но у участников имеются равные доли в уставном капитале Общества т.е. 50/50. А в заявлении о выходе было требование о выплате действительной стоимости доли участника в Обществе. Только кадастровая стоимость построенных зданий, по данным Росреестра, составляет почти 130 млн руб. Т.е. участник претендует на 65 млн руб. при своих расходах 8 млн руб.

Пикантность ситуации в том, что в Обществе числится 1 сотрудник, он же директор и он же главный бухгалтер. Документация, подтверждающая расходы каждого из участников на строительство в Обществе, отсутствует, но имеются выписки из ЕГРН, подтверждающие кадастровую стоимость объектов недвижимости. По утверждению участников, каждый строил на свои личные средства, не проводя их через Общество.

Участник, подавший заявление о выходе из Общества, с большой долей вероятности получит действительную часть доли в Обществе, пусть и через суд и дополнительные налоги, но стоимость доли того стоит, а остальное — это уже моральные страдания.

Как вы понимаете, ситуация абсурдная, тем более в настоящее время, но она есть, и этот случай далеко не единственный.

Итоги

Личные отношения и устные договоренности в бизнесе не действуют.

Договариваться нужно только в самом начале и только документально.

Не жалейте средств на ведение учета: скупой платит не только дважды.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26