Главная / Новости / Как суды воспринимают сокрытие документов сторонами

Как суды воспринимают сокрытие документов сторонами

Подписаться на новости
Как суды воспринимают сокрытие документов сторонами
В практике рассмотрения судебных споров нередки случаи, когда стороны прячут от суда какие-либо сведения или документы. Иногда в рамках одного дела ответчик может отрицать наличие договоренности, а в другом, когда ему выгодно, предъявлять оригинал соглашения.

Устоявшаяся практика по предоставлению доказательств

Ни истец, ни суды не могут обязать ответчика предоставлять какие-либо доказательства или документы, необходимые для правильного разрешения судебного спора. До недавнего времени это было устоявшейся арбитражной практикой. Данное обстоятельство объясняется тем, что суд не вправе истребовать доказательства у ответчика, так как представление документов является правом, а не обязанностью стороны по делу (ст. 41 АПК РФ).

Кроме того, в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 9 АПК РФ суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон. Поэтому если истец заявляет ходатайство об истребовании доказательств у ответчика, то он фактически возлагает на него обязанность доказывания собственных исковых требований.

А это в свою очередь противоречит принципу состязательности сторон, установленному ст. 9 АПК РФ (решение Арбитражного суда Самарской области от 12.03.2020 по делу № А55-35223/2019).

Трудности истребования доказательств с ответчиков

В качестве примера такого рода практики можно рассмотреть постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26.02.2020 № А65-9466/2019. Между двумя организациями был заключен договор купли-продажи ценных бумаг в количестве 199 200 000 штук на общую сумму 193 млн рублей. Оплата переданных акций должна была быть произведена не позднее трех лет с момента заключения договора, но потом компании подписали дополнительное соглашение о расторжении договора купли-продажи. Акции остались у покупателя, деньги он не заплатил. К тому моменту рыночная стоимость акций упала до нуля, а в отношении продавца было начато банкротство.

Конкурсный управляющий счел, что дополнительное соглашение о возврате акций представляло собой неравноценный обмен и должно рассматриваться как подозрительная сделка. В связи с этим он обратился в суд с требованием признать дополнительное соглашение о расторжении договора купли-продажи недействительным на основании п. 1 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Суды всех трех инстанций отказали конкурсному управляющему в удовлетворении заявленных требований. Это было связано с тем, что истец не смог предоставить в распоряжение суда оригинал дополнительного соглашения о расторжении договора. В суд был представлен только скан данного соглашения. В свою очередь ответчик ссылался на то, что подобный скан, заверенный заинтересованным лицом, не является надлежащим доказательством (п. 6 ст.71 АПК РФ).

В связи с этим суды пришли к заключению, что дополнительного соглашения никогда не существовало, а потому его нельзя и признать недействительным. Тогда конкурсный управляющий (продавец) обратился в суд с требованием взыскать с покупателя долг за переданные акции. В свете этого нового требования покупатель (ответчик) сам предъявил суду оригинал соглашения о расторжении договора купли-продажи. Но и в этом случае позиция истца поддержана не была.

Суд решил, что, поскольку дополнительное соглашение ранее не было признано недействительным, оно не может считаться утратившим юридическую силу. После представления оригинала дополнительного соглашения конкурсный управляющий обратился с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Однако в рассмотрении дела было отказано, так как суды сослались на то, что, поскольку конкурсный управляющий знал о существовании соглашения, появление оригинала документа нельзя считать вновь открывшимся обстоятельством.

Изменения в судебной практике

Не согласившись с позицией нижестоящих судов, продавец в лице конкурсного управляющего обратился в Верховный суд РФ. В своей жалобе он пытался обратить внимание на противоречивое поведение ответчика в рамках нескольких судебных разбирательств.

Так, первоначально при оспаривании соглашения о расторжении договора купли-продажи покупатель заявлял, что не заключал это соглашение и такого соглашения в принципе не существует.

Далее при взыскании задолженности по договору купли-продажи ответчик в качестве возражения на иск представил в суд оригинал соглашения о расторжении, и суд расценил это доказательство как основание для отказа в иске.

Верховный суд РФ поддержал продавца. В определении от 11.03.2021 № 306-ЭС20-16785 ВС РФ пояснил, что закон не может защищать сторону, ведущую себя недобросовестно.

Принцип правовой определенности не должен поддерживать ответчика, действовавшего недобросовестно и умышленно создавшего видимость отсутствия ключевых доказательств, которые имели решающее значение для дела и могли позволить полноценно провести судебное разбирательство.

В результате ВС РФ отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

 

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26