Главная / Новости / Как придать юридическую силу соглашению о неразглашении конфиденциальной информации?

Как придать юридическую силу соглашению о неразглашении конфиденциальной информации?

Подписаться на новости
Как придать юридическую силу соглашению о неразглашении конфиденциальной информации?
Такое соглашение не будет работать, если обладатель информации не установит режим коммерческой тайны

При заключении сделки с партнером или трудового договора с сотрудником вам бы хотелось избежать несанкционированного распространения передаваемых ему сведений? Ответ на этот вопрос очевиден, ведь разглашение конфиденциальной информации может нанести серьезный ущерб ее первоначальному владельцу. Считается, что защитить от таких последствий сможет соглашение – non-disclosure agreement (NDA). Но так ли это на самом деле?

Что такое NDA?

NDA – это соглашение о неразглашении конфиденциальной информации, которое заключается ее обладателем с теми, кому эта информация передается, в целях недопущения ее последующего распространения. Такой вид соглашений был заимствован из англо-саксонской системы права и не нашел отражения в отечественном гражданском законодательстве. Следовательно, речь идет о непоименованном договоре.

Почему соглашение о неразглашении информации само по себе не работает и как ему придать юридическую силу?

В п. 2 ст. 421 ГК РФ закреплен принцип свободы договора, потому заключение NDA не запрещено. Но имеет ли это соглашение юридическую силу? В действительности оно само по себе не работает. NDA имеет юридическую силу только в случае, если обладатель конфиденциальной информации установил режим коммерческой тайны.

Согласно подп. 7 п. 3 ст. 2 Закона об информации лицо, получившее доступ к конфиденциальной информации, обязуется не передавать ее третьим лицам без согласия ее обладателя. Условия отнесения информации к сведениям, составляющим тайну, устанавливаются законами (ч. 4 ст. 9 Закона об информации). И этот момент является ключевым.

Обратимся к Закону о коммерческой тайне. Пункт 1 ст. 10 этого закона содержит обязательные требования к установлению режима коммерческой тайны:

1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;

2) установление порядка обращения с такой информацией и контроля за его соблюдением;

3) ведение учета лиц, получивших доступ к коммерческой тайне, а также лиц, которым она была передана;

4) внесение в трудовые договоры с работниками и в договоры с контрагентами условий, регулирующих обращение с коммерческой тайной;

5) нанесение на материальные носители коммерческой тайны (или включение в состав реквизитов документов) грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя такой информации.

Первые два требования подразумевают принятие соответствующего локального нормативного акта, закрепляющего необходимые сведения; третье – наличие системы фиксации и регистрации.

В ст. 11 Закона о коммерческой тайне закреплена обязанность работодателя ознакомить под расписку работника с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, с установленным режимом коммерческой тайны и мерами ответственности за его нарушение. Также работодатель обязан создать работнику необходимые условия для соблюдения режима коммерческой тайны.

Соответственно, помимо заключения NDA с партнером или сотрудником, обладатель информации должен выполнить весь перечень требований, установленных законом. В противном случае он не сможет рассчитывать на поддержку со стороны государства.

Что говорят суды?

1. В Постановлении от 3 июля 2015 г. по делу № А56-72074/2014 Тринадцатый арбитражный апелляционный суд отметил, что если в отношении предмета договора установлена коммерческая тайна, то должны быть соблюдены требования ст. 10 Закона о коммерческой тайне. Из материалов дела следует, что стороны заключили NDA, но требования указанной статьи были проигнорированы полностью. Как следствие – неприменимость режима защиты конфиденциальной информации к предмету соглашения.

Аналогичная ситуация отражена в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 16 ноября 2017 г. № С01-922/2017 по делу № А33-28905/2016. СИП поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций о неприменимости к сведениям режима коммерческой тайны, поскольку не были приняты меры, установленные ст. 10 Закона о коммерческой тайне.

2. Отдельно стоит обратить внимание на Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 июня 2019 г. по делу № 33-26791/2019, которое посвящено трудовым отношениям. Согласно материалам дела, организация обратилась в суд с иском к работнику о взыскании денежных средств за нарушение NDA. Суд в удовлетворении требований отказал. Мотивировал это решение он тем, что ст. 238 ТК РФ содержит положения, устанавливающие материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю, но эта норма не предусматривает ответственность за разглашение конфиденциальной информации в виде штрафа. Дополнительные условия трудового договора, ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, не допускаются. В связи с этим включение в трудовой договор условия о взыскании штрафа за нарушение NDA противоречит трудовому законодательству и применению не подлежит.

Таким образом, заключение NDA в рамках трудовых отношений ограничивается нормами трудового права в силу зависимого положения работника и принципа преимущества слабой стороны.

3. Далее рассмотрим спор о форме внутренних документов, посредством которых вводится режим коммерческой тайны, на примере Решения Тихвинского городского суда Ленинградской области от 15 августа 2019 г. по делу № 2-586/2019. Суд отклонил довод о том, что в организации не был установлен режим коммерческой тайны, поскольку отсутствовал единый локальный акт. По его мнению, указания на режим коммерческой тайны в отдельных локальных актах работодателя и включения условий о таком режиме в трудовой договор достаточно для возложения на работника ответственности за разглашение конфиденциальной информации. Иными словами, в наличии единого документа нет необходимости, поскольку закон такого требования не содержит.

4. Судами также был рассмотрен вопрос о том, как соотносится режим коммерческой тайны с возможностью реализации корпоративного контроля участниками обществ.

В Решении Арбитражного суда Ставропольского края от 6 марта 2018 г. по делу № А63-23435/2017 была дана правовая оценка следующей ситуации: общество при предоставлении документов потребовало от участника подписать NDA, но он отказался. Общество обратилось с иском в суд об обязании участника заключить соответствующее соглашение. Однако суд напомнил обществу о принципе свободы договора и отсутствии обязанности у участника подписывать NDA.

Решение Арбитражного суда Ростовской области от 25 июня 2020 г. по делу № А53-35232/2019 примечательно выводом о том, что даже установление порядка оборота информации, отнесенной обществом к конфиденциальной, не является препятствием для предоставления ее участнику в целях реализации корпоративного контроля над деятельностью общества, учитывая, что законом предусмотрена обязанность участника не разглашать конфиденциальную информацию (п. 2 ст. 67, п. 4 ст. 65.2 ГК РФ) и общество имеет право потребовать выдачи соответствующей расписки от участника (п. 15 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 18 января 2011 г. № 14).

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что процедура введения режима коммерческой тайны установлена законом, требования имеют императивный характер. Кроме того, существуют ограничения для трудовых и корпоративных отношений, сужающие сферу применения NDA. Тем не менее в крупных корпорациях, в том числе российских, принято подписывать NDA. Считается, что заключение такого соглашения оказывает дисциплинирующее воздействие на стороны. Наличие психологического фактора не исключено, однако ценность любого соглашения заключается в его юридической силе. А придать ее NDA удастся только в случае соблюдения всех законодательных требований.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26