Главная / Новости / Как получить субсидиарку после ликвидации предприятия

Как получить субсидиарку после ликвидации предприятия

Подписаться на новости

Многие думают, что если успеть ликвидировать компанию, то субсидиарка контролирующим должника лицам уже не грозит и можно расслабиться, а кредиторам забыть про свои денежки. Но так было раньше, и практика может измениться в ближайшее время, а кредиторы могут вновь попробовать вернуть свои деньги через привлечение КДЛ к субсидиарной ответственности.

В этом им поможет Постановление Конституционного Суда РФ от 21.05.2021 N 20-П «По делу о проверке конституционности пункта 3.1 статьи 3 Федерального закона „Об обществах с ограниченной ответственностью“ в связи с жалобой гражданки Г.В. Карпук».

Фабула дела

Решением Советского районного суда города Челябинска от 7 июня 2017 года исковые требования гражданки Г.В. Карпук, предъявленные к ООО «Установка », о расторжении договора купли-продажи, взыскании убытков, неустойки и компенсации морального вреда удовлетворены в сумме 172 788 руб. 35 коп.

Исполнительный лист Г.В. Карпук выдан 20 июля 2017 года, исполнительное производство возбуждено 17 августа 2017 года. На основании п. 2 ст.21.1 ФЗ от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ ООО «Установка » 24 мая 2018 года исключено из ЕГРН как недействующее юридическое лицо. В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 43 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», исполнительное производство прекращено.

Гражданка Карпук Г.В. обратилась в суд о возложении субсидиарной ответственности по обязательствам прекращенного общества и взыскании задолженности с директора, бухгалтера и участников ООО «Установка ». Но все судебные инстанции, включая Верховный суд отказали в привлечении к субсидиарной ответственности мотивируя тем, что Карпук Г.В. не представлено доказательств подтверждения факта инициирования контролирующими лицами вывода из имущественной сферы общества ликвидных активов и тем самым исключается привлечение их к субсидиарной ответственности.

И тогда Карпук Г.В. обратилась в Конституционный суд РФ, который и принял вышеуказанное Постановление, в котором признал право кредиторов ликвидированного общества привлечь КДЛ к субсидиарной ответственности.

Основные выводы Конституционного суда

Конституционный Суд Российской Федерации раньше уже обращал внимание на то, что наличие доли участия в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью не только означает принадлежность ее обладателю известной совокупности прав, но и связывает его определенными обязанностями (Определение от 3 июля 2014 года N 1564-О).

Гражданское законодательство, регламентируя правовое положение коммерческих корпоративных юридических лиц, к числу которых относятся ООО, также четко и недвусмысленно определяет, что участие в корпоративной организации приводит к возникновению не только прав, но и обязанностей (п. 4 ст. 65.2 ГК).

Корпоративные обязанности участников сохраняются до прекращения юридического лица — внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц. Ряд из них непосредственно связан с самим завершением деятельности организации, это обязанности по надлежащему проведению ликвидации юридического лица.

В п. 2 ст. 62 ГК закреплено, что учредители (участники) юридического лица независимо от оснований, по которым принято решение о его ликвидации, в том числе в случае фактического прекращения деятельности юридического лица, обязаны совершить за счет имущества юридического лица действия по ликвидации юридического лица; при недостаточности имущества юридического лица учредители (участники) юридического лица обязаны совершить указанные действия за свой счет.

В случае недостаточности имущества организации для удовлетворения всех требований кредиторов ликвидация юрлица может осуществляться только в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности (банкротстве) (п. 6 ст. 61, абзац второй п. 4 ст. 62, п. 3 ст. 63 ГК Российской Федерации). На учредителей (участников) должника, его руководителя и ликвидационную комиссию (ликвидатора) (если таковой назначен) законом возложена обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (ст. 9, п. 2 и 3 ст. 224 ФЗ от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Предусмотренная субсидиарная ответственность контролирующих общество лиц является мерой гражданско-правовой ответственности, функция которой заключается в защите нарушенных прав кредиторов общества, восстановлении их имущественного положения. При этом, как отмечается ВС РФ, долг, возникший из субсидиарной ответственности, подчинен тому же правовому режиму, что и иные долги, связанные с возмещением вреда имуществу участников оборота (ст. 1064 ГК РФ) (п. 22 Обзора судебной практики ВС РФ N 1 (2020), утвержден Президиумом ВС РФ 10 июня 2020 года; определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 3 июля 2020 года N 305-ЭС19-17007(2)).

При реализации этой ответственности не отменяется и действие общих оснований гражданско-правовой ответственности — для привлечения к ответственности необходимо наличие всех элементов состава гражданского правонарушения: противоправное поведение, вред, причинная связь между ними и вина правонарушителя.

Неосуществление контролирующими лицами ликвидации ООО при наличии на момент исключения из ЕГРЮЛ долгов общества перед кредиторами, тем более в случаях, когда исковые требования кредитора к обществу уже удовлетворены судом, может свидетельствовать о намеренном, в нарушение предписаний ст. 17 (ч. 3) Конституции, пренебрежении контролирующими общество лицами своими обязанностями. А также о попытке избежать привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве общества. И приводит к подрыву доверия участников гражданского оборота друг к другу, дестабилизации оборота, а если долг общества возник перед потребителями — и к нарушению их прав, защищаемых специальным законодательством о защите прав потребителей.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно обращал внимание на недобросовестность предшествующего исключению юрлица из ЕГРЮЛ поведения тех, кто уклонился от совершения необходимых действий по прекращению юридического лица в предусмотренных законом процедурах ликвидации или банкротства. И указывал, что такое поведение может также означать уклонение от исполнения обязательств перед кредиторами юридического лица (определения от 13 марта 2018 года N 580-О, N 581-О и N 582-О, от 29 сентября 2020 года N 2128-О и др.).

Лицам, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц, законом предоставляется возможность подать мотивированное заявление, при подаче которого решение об исключении недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц не принимается (п. 3 и 4 с. 21.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»). Это дает возможность кредиторам при наличии соответствующих оснований своевременно инициировать процедуру банкротства должника.

Однако само по себе то обстоятельство, что кредиторы общества не воспользовались подобной возможностью для пресечения исключения общества из единого государственного реестра юридических лиц, не означает, что они утрачивают право на возмещение убытков на основании п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

При обращении в суд с соответствующим иском доказывание кредитором неразумности и недобросовестности действий лиц, контролировавших исключенное из реестра недействующее юридическое лицо, объективно затруднено. Кредитор, как правило, лишен доступа к документам, содержащим сведения о хозяйственной деятельности общества, и не имеет иных источников сведений о деятельности юридического лица и контролирующих его лиц.

Соответственно, предъявление к истцу-кредитору (особенно когда им выступает физическое лицо — потребитель, хотя и не ограничиваясь лишь этим случаем) требований, связанных с доказыванием обусловленности причиненного вреда поведением контролировавших должника лиц, заведомо влечет неравенство процессуальных возможностей истца и ответчика, так как от истца требуется предоставление доказательств, о самом наличии которых ему может быть неизвестно в силу его невовлеченности в корпоративные правоотношения.

По смыслу ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», если истец представил доказательства наличия у него убытков, вызванных неисполнением обществом обязательств перед ним, а также доказательства исключения общества из ЕГРЮЛ, то контролировавшее лицо может дать пояснения относительно причин исключения общества из этого реестра и представить доказательства правомерности своего поведения.

В случае отказа от дачи пояснений (в том числе при неявке в суд) или их явной неполноты, непредоставления ответчиком суду соответствующей документации бремя доказывания:

  • правомерности действий контролировавших общество лиц;
  • отсутствия причинно-следственной связи между указанными действиями;
  • невозможностью исполнения обязательств перед кредиторами

возлагается судом на ответчика.

Соответственно, лицо, контролирующее общество, не может быть привлечено к субсидиарной ответственности, если докажет, что при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по обычным условиям делового оборота и с учетом сопутствующих деятельности общества с ограниченной ответственностью предпринимательских рисков, оно действовало добросовестно и приняло все меры для исполнения обществом обязательств перед своими кредиторами.

Вывод

Сделанный в настоящем Постановлении вывод, связанный с предметом рассмотрения по данному делу, сам по себе не может рассматриваться как исключающий применение такого же подхода к распределению бремени доказывания в случаях, когда кредитором выступает иной субъект, нежели физическое лицо, обязательство общества перед которым возникло не в связи с осуществлением кредитором предпринимательской деятельности.

Т.е. вывод данного Постановления КС распространяется не только на кредиторов — физических лиц, но и на кредиторов — юридических лиц.

В настоящее время возможно подать заявление на любое юридическое лицо, исключенное из ЕГРН и привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Конечно, если не пропущен срок давности и имеется подтвержденный долг.

P.S. Обращайтесь за консультациями по вопросам регистрации и ликвидации компаний, в т.ч. банкротства по тел: +7 (495) 258 0038

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26