Главная / Новости / Как избежать субсидиарной ответственности. Гарантии для контролирующих лиц от Верховного Суда

Как избежать субсидиарной ответственности. Гарантии для контролирующих лиц от Верховного Суда

Подписаться на новости
Судебная практика по спорам о привлечении к субсидиарной ответственности в последние годы демонстрирует уверенный рост удовлетворения соответствующих требований. Причем речь идет не о каких-то процентах, а о росте в разы.

Зная сложную (и порой крайне недобросовестную) специфику отечественных бизнес-отношений, такую тенденцию можно понять и даже одобрить, исходя из посыла —  «у нас всегда есть за что».

Однако осознание  (или ощущение) общей недобросовестности в предпринимательской сфере  не должно освобождать заявителей от формирования грамотной и обоснованной позиции, а суды – от объективного и глубокого исследования ситуации.

Учитывая собственный опыт,  систематически просматривая практику, прихожу к выводу, что арбитры стали сильно упрощать доказывание ключевых элементов в предмете исследования по  спорам о субсидиарной ответственности, превращая такие процессы в очередной конвейер. При этом судья выясняет только то, что он считает важным, полностью игнорируя ссылку на иных значимые обстоятельства противной стороны.  К сожалению, это обычная «оптимизационная» практика для заваленных работой арбитражных судов, особенно их банкротных составов.

В такой ситуации лицам, привлекаемым к ответственности, не сложно попасть в накатанную судебную колею и по ней выкатиться к предсказуемому решению, получив непомерный «пожизненный» долг.

Вырваться из этой ситуации можно только опираясь на позиции Верховного Суда – игнорировать их или вообще идти против этой практики для судей нижестоящих судов давольно сложно.

В этой связи, предлагаю  несколько, на мой взгляд, ключевых позиций, которые могут помочь избежать ответственности. Краткий анализ дан в формате правовых концептов Определений СКЭС по наиболее уязвимым для ответчиков (по субсидиарным искам) темам.  При этом постараюсь изложить материал простым практическим языком.  Для наглядности – там, где это уместно – приведем небольшие примеры.

(1). Аспект: уклонение руководителя от передачи документов должника

Правовая позиция: факт непередачи документов должника (от контролирующего лица – управляющему) является  условием  применения презумпции доведения до банкротства. Для использования этой презумпции заявителю необходимо доказать, что непереданные документы существенно затруднили проведение мероприятий в процедурах банкротства (в частности, формирование конкурсной массы).

Комментарий:  факт непередачи документов должника арбитражные суды часто рассматривают в качестве самостоятельного основания субсидиарной ответственности контролирующего лица (совместно с двумя другими – доведением до банкротства (ст.61.11 ЗоБ)  и неподачей заявления должника (ст. 61.12 ЗоБ).  ВС признает такой подход  ошибочным.  Уклонение от передачи документов – это условие применения презумпции доведения до банкротства,  но никак не самостоятельное основания субсидиарной ответственности (то есть, не является самостоятельным составом). Все это означает, что установленный факт непередачи документов не влечет субсидиарную ответственность, если не будет доказано, что это обстоятельство существенно затруднило проведение процедур банкротства.

Пример:  контролирующее лицо не передало управляющему документы, подтверждающие права требования к дебиторам. В общем случае это серьезное нарушение, препятствующее пополнению конкурсной массы за счет взыскания дебиторской задолженности. Однако контролирующее лицо может возражать против этого, ссылаясь на отсутствие реальной возможности взыскания соответствующего долга с дебитора, опровергая тем самым значимость негативных последствий  отсутствия соответствующих документов (пропуск сроков на взыскание дебиторской задолженности, это тоже основание для имущественной ответственности директора, но здесь, скорее, не субсидиарка, а убытки).   

Судебные акты: Определение СКЭС от 30.01.2020 года №305-ЭС18-14622, Определение СКЭС от 16.10.2017 года №302-ЭС17-9244.

(2). Аспект: привлечение к субсидиарной ответственности членов коллегиальных органов за доведение должника до банкротства

Правовая позиция: одобрение членами коллегиального органа (совет директоров) сделок или иных действий, которые привели к банкротству должника, не является достаточным основанием для привлечения таких лиц к субсидиарной ответственности. В этом случае необходимо выяснить степень вовлеченности члена соответствующего органа в инициирование и процесс принятия порочных решений и возможную личную заинтересованность.

Комментарий: указанных подход исключает привлечение к ответственности тех участников коллегиального органа, которые не имели полного объема информации по сделке (включая негативные последствия для должника) и не являлись ее прямыми или косвенными выгодоприобретателями.

Пример: члены совета директоров одобрили сделку, которая в итоге привела к объективному банкротству должника. При этом часть членов СД занимала позиции ведущих менеджеров в структуре управления,  участвовала в разработке и согласовании условий одобренных сделок. Другие члены СД  на предприятии не работали,  обладали ограниченной  информацией о сделке. Очевидно, что первая группа с высокой долей вероятности будет привлечена к субсидиарной ответственности как информированные контролирующие лица. Вторая – от нее будет освобождена. Однако если выяснится, что кто-то из условной второй группы оказался контролирующим лицом выгодоприобретателя по спорной  сделке – он тоже будет среди фигурантов субсидиарки.

Судебный акт: Определение СКЭС ВС от 22.06.2020 года №307-ЭС19-18723

(3). Аспект: корпоративный конфликт и субсидиарная ответственность 

Правовая позиция: привлечение к субсидиарной ответственности одного контролирующего лица в пользу другого (являющегося кредитором должника) недопустимо. Субсидиарная ответственность направлена на удовлетворения интересов независимых кредиторов и не может быть способом разрешения корпоративного конфликта.

Комментарий: особенностью отечественного хозяйственного оборота являются многочисленные сделки между прямо или косвенно аффилированными лицами. Часто такие сделки коммерческая организация заключает с контрагентами, аффилированными с разными своими бенефициарами. В случае банкротства эти контрагенты могут попасть в реестр и (при наличии корпоративного конфликта между бенефициарами) начинают использовать процедуру банкротства для давления на противную сторону.  Привлечение к субсидиарной ответственности становится один из способов такого давления. Позиция ВС ставит заслон на корпоративные «разборки» в процедурах банкротства – подтверждая при этом, что контролирующие лица (и их аффилянты) не могут получить удовлетворение за счет взыскания субсидиарной ответственности с иных контролирующих лиц.

Судебный акт:  Определение СКЭС ВС от 28.09.2020 года № 310-ЭС20-7837

(4). Аспект: привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц, в случае исключения должника из ЕГРЮЛ на основании статьи 21.1 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (исключение из реестра  недействующих компаний)

Правовая позиция: заявление о привлечении к ответственности контролирующих лиц  недействующих компаний (исключенных из ЕГРЮЛ) по своей правовой сути является требованием о привлечении к ответственности за доведение до банкротства (статья 61.11 ЗоБ). В такой ситуации ответственность наступает не за  факт исключения должника из реестра (в связи с уклонением от сдачи отчетности и неиспользованием счета), а за неправомерные действия, которые стали причиной неудовлетворения требований кредиторов.

Комментарий: арбитражные суды уже взяли было «уверенный курс» на привлечение к ответственности по долгам исключенных из ЕГРЮЛ недействующих компаний их контролирующих лиц. Арбитры считают, что для этого достаточно самого факта исключения должника из ЕГРЮЛ (то есть,   не сдачи отчетности и не использование счета). Под удар в сплошном порядке могли попасть директора и мажоритарные участники недействующих компаний. Однако ВС откорректировал ситуацию, признав, что в этом случае заявителю нужно доказать, что  непогашение его требований  было следствием неразумных и/или недобросовестных действий контролирующего лица.

Судебные акты: Определение СКЭС ВС №  307-ЭС20-180 от 25.08.2020 года, 306-ЭС19-18285 от 30.01.2020 года.

В итоге надо отметить, что споры о привлечении к субсидиарной ответственности – это, скорее, споры о факте и его интерпретации, нежели собственно о праве (здесь в целом все понятно). В этой связи, прецедентное регулирование института субсидиарной ответственности на уровне ВС сводится в основном к определению методик доказывания и  распределению его бремени между сторонами. Но  это очень важно, поскольку неспособность нижестоящих судов увидеть разницу между составом правонарушения и презумпцией одного из элементов такого состава (случай с уклонением от передачи документов) может иметь роковое значение для фигурантов этих споров. Будем надеяться, что позиции ВС найдут свое отражение в практике, хотя наблюдая за ее текущими трендами, к сожалению, приходится признать, что рекомендации ВС очень тяжело переламывают судебную инерцию.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26