Главная / Новости / Как бизнесменам на практике защититься от обвинений в неуплате налогов

Как бизнесменам на практике защититься от обвинений в неуплате налогов

Подписаться на новости

 (ст. 198-199.4 УК РФ) и почему обычные приёмы защиты тут не работают

  1. Как на самом деле возбуждаются и расследуются уголовные дела против бизнесменов по налоговым статьям УК?
  2. Возможно ли доказать, что спорный контрагент и сделки с ним реальны?
  3. Какой логикой руководствуются проверяющие, возбуждая дело?
  4. Есть ли варианты избежать уголовной ответственности за налоговое преступление?

Позволяет ли частичная уплата налоговой задолженности прекратить уголовное преследование или переквалифицировать уголовное преступление на менее тяжкое?

В последние годы полномочия правоохранителей и технические возможности налоговой инспекции расширяются, а права бизнесменов — ограничиваются.

Например, с октября 2014 года Следственный комитет может возбуждать уголовные дела по налоговым статьям без проверки налоговой. До этого основанием для возбуждения уголовного дела являлись исключительно материалы проверок налоговой инспекции..

Глаза налоговой, которые увидят всё. Руки, которые дотянутся до всех

В 2015 году заработала система АСК НДС-2. Это стало вехой в налоговом контроле.

С 2015 года ФНС начала накапливать информацию о компаниях: изменилась форма налоговой отчетности (были введены новые разделы в налоговую декларацию по НДС, где компании стали отражать данные книги покупок и продаж).

Таким образом, налоговый орган начал сохранять историю сделок с контрагентами, а также историю  использованных налоговых вычетов по НДС. Однако использовать эту информацию «по полной» инспекции смогли в 2018 году, то есть через 3 года после того, как данные начали потоком стекаться в серверы налоговой. Почему 3 года?

Потому, что при выездной проверке инспекторы могут проверить 3 года, предшествующие проверке. Также, по уголовным делам налоговой направленности проверке подлежат 3 финансовых года подряд (примечание к ст. 199 УК РФ).

Конечно, инспекторы выходили с выездными проверками в компании и до 2018 года, но в таком случае проверка «цепляла» очень непрозрачные для неё 2014 и предыдущие годы.

Почему эти периоды для налоговой были непрозрачными? Не только из-за АСК НДС-2, но и потому, что сама налоговая отчётность была иной. Нередко при таких проверках бизнесмены убирали из книг покупок счета-фактуры по недобросовестным контрагентам и заменяли их на вычеты по добросовестным компаниям, конечно учитывая сроки давности (3 года с момента получения счет-фактуры) и отследить это налоговикам и правоохранительным органам не всегда удавалось.

Теперь же, с АСК НДС-2, инспекторы видят всю историю сделок с контрагентами в режиме онлайн прямо на мониторе. Чтобы получить нужную информацию, инспектору достаточно сделать несколько щелчков мышью.

Бизнесмены в западне: следователь докажет вину, руководствуясь логикой, на которую вы не можете повлиять

Итак, есть декларация по НДС. В ней есть данные книг покупок и продаж.

Органы следствия видят, по каким контрагентам и на какую сумму были заявлены вычеты по НДС. Этих данных уже достаточно, чтобы из числа заявленных вычетов отобрать недобросовестных контрагентов и рассчитать сумму налогов, на которую уклонилась компания.

То есть для проведения экспертизы в рамках уголовного дела достаточно предоставить эксперту книгу покупок и указать по каким контрагентам исключить из деклараций вычеты по налогу. Если за 3 года вы так «сэкономили» больше 15 млн руб — то ч.1 ст.199 УК. Если за 3 года набралось 45 млн руб — то ч.2 ст.199 УК (в ред. с 01.04.2020 г.)

Теперь задача Следственного комитета — доказать, что ваш контрагент — однодневка. Как это делается?

  • Следователи допрашивают директора контрагента. Он говорит, что никакой он не директор, что компанию свою он зарегистрировал за деньги, никаких документов и договоров в глаза не видел, никаких обязательств по договорам не исполнял.
  • Анализируют банковские выписки контрагента. Значит, вы говорите, что купили у него товар? А откуда он этот товар взял, у кого сам-то купил, чтобы вам продать, как за товар расплачивался? Ах, в банковской выписке вашего контрагента нет этих операций… Значит, и товара не было, и ничего вы не покупали, соответственно сделка фиктивная.
  • Доказывают, что деньги, которые вы платили этому контрагенту, потом обналичивались. Они шли по цепочке, а потом выдавались каким-то директорам под отчёт, каким-то ИПшникам переводились… В общем, обналичивались эти деньги!
  • Видят, что деньги за товар (работы) вы не оплачивали  на расчётный счёт (так бывает если имело место покупка «бумажного НДС»). Оплаты не было, а поставщик никаких действий по взысканию долга не предпринимает, что не соответствует обычаям делового оборота, где целью предпринимательской деятельности является извлечение прибыли. Соответственно, по мнению проверяющих, эта сделка недействительная.
  • Смотрят количество сотрудников в штате контрагента. Сотрудников нет или мало? Значит, контрагент не мог продать вам товар либо выполнять для вас работы, потому что эта сделка — трудозатраты. По договорам ГПХ контрагент людей тоже не привлекал, это из банковской выписки видно, никому он не платил. Мог заплатить наличкой? Но на допросе он уже сказал, что никому не платил и ничего по деятельности компании не знает.

Нет техники, адрес массовой регистрации, минимальные налоговые платежи… Все. Ваш контрагент — однодневка, а вы — выгодоприобретатель по схеме и без пяти минут подсудимый.

Вы можете заявить:

но у меня есть договор с этим контрагентом, я проявил должную осмотрительность, вот копии учредительных документов, я запрашивал у него налоговую отчётность, все же нормально с этой фирмой! Сделка реальная, так как есть конечный результат (построен объект, поставлен товар и т.д.).

Проверяющие (инспекция или СК РФ) даже не будут пытаться оспорить эту логику. Не пытаясь оспорить реальность сделки, они доказывают преступление в совершенно иной плоскости, описанной выше: они ведут к тому, что контрагент не мог поставить вам товар или оказать услугу, потому что у него нет людей, техники, нет платежей по банковской выписке за покупку нужного товара, директор заявил, что он номинал и т.д.

Таким образом, проверяющие могут сделать вывод о том, что товар вам поставил кто-то другой, а объект вы построили силами своих сотрудников, либо людей, нанятых без оформления с ними трудовых отношений. В любом случае вычеты по НДС по проблемным контрагентам вам восстановят.

И ваш договор, документы, переписка, копии учредительных документов и паспорта директора контрагента тут ничего не изменят. Эти ваши документы и логика проверяющих — это разные плоскости, они не пересекаются.

Контрагент — однодневка. Какие налоги будут доначислены? 

Как указано выше, НДС будет доначислен однозначно. Здесь без вариантов.

Налог на прибыль может быть доначислен, а может, и нет. Это зависит от ситуации. До 2019 года налог на прибыль при реальности сделки удавалось «отбивать». Однако с 2019 г. правоохранительные органы, основываясь на преобладающей практике арбитражных судов, наряду с НДС доначисляли и налог на прибыль, что на наш взгляд незаконно.

Например, компания по документам заказала строительство склада у контрагента А. Инспекция решила, что контрагент А этот склад построить не мог. Но склад-то существует! Значит, его кто-то все-таки построил. Следовательно, компания-заказчик действительно потратилась на это строительство, кому-то она заплатила за строительные материалы, из которых построен склад, а также за работы по строительству. Пусть даже и не контрагенту А.

Мы считаем, что в таком случае органы следствия обязаны посчитать, сколько стоило строительство этого склада, исходя из среднерыночных цен и учесть эту стоимость при расчете налога на прибыль. Это называется налоговой реконструкцией, мы об этом писали в деле Сива лес. Процитируем судебный акт из того дела:

Запрет на проведение так называемой «налоговой реконструкции» налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчетным путем на основании подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ в рассматриваемой норме [ст. 54.1 НК] отсутствует.

Подход же, предложенный инспекцией (полное непринятие затрат при исчислении налога на прибыль), в ситуации, когда факты поступления товара налогоплательщику и последующей продажи им спорной продукции конечному потребителю налоговым органом в ходе проверки не опровергнуты, неизбежно влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль.

Конституционный Суд Российской Федерации также придерживается подхода, согласно которому положения налогового законодательства не допускают доначисления сумм в размере большем, чем установлено законом; налоговые органы в ходе мероприятий налогового контроля определяют объем налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика (определение от 04.07.2017 № 1440).

Также налоговая реконструкция была применена в резонансном деле Кузбассконсервмолоко (по ссылке наша статья, написанная после вынесения решения судом первой инстанции, которое было оставлено в силе кассацией). Вот что сказал суд:

В развитие данной позиции Верховный Суд РФ в определении от 06.03.2018 N304-КГ17-8961 по делу NА27-25564/2015 указал, что выявление необоснованной налоговой выгоды предполагает доначисление суммы налога, подлежащей уплате в бюджет таким образом, как если бы налогоплательщик (налоговый агент) не злоупотреблял правом, а не применение дополнительной санкции в виде отказа в использовании надлежащей ставки налога (использования более высокой ставки).

То есть в случаях, когда инспекция или органы следствия не могут опровергнуть реальность сделки, налог на прибыль не должен доначисляться полностью, как будто компания не понесла никаких затрат по этой сделке.

Но если инспекция докажет, что сделки вообще не было, что она была чисто на бумаге (например, компания заказала ремонт, но он не был сделан; заказала поставку стройматериалов, но их никто так и не привез), то будут начислены и НДС и налог на прибыль. Затраты по нереальным сделкам инспекция в таких случаях полностью срезает, и суды на её стороне.

К чему мы пришли? Предварительные выводы о возбуждении и расследовании уголовных дел по ст. 199 УК РФ

Презумпции невиновности нет.

Следствие формирует обвинительную позицию, совершенно не обращая внимание на ваши доводы. Здесь нет ситуации, что вы правы «по умолчанию», а следователь должен доказать обратное (как должно быть по закону). Фактически позиция следователя — это скала, о которую безнадежно разбиваются, как морские волны, все ваши доводы.

Что бы вы ни сказали, какие бы ни нашли аргументы, у следователя уже готовы все выводы.

Также следствию не очень-то и нужны ваши документы с проблемными контрагентами. Ведь то, что контрагент недобросовестный, он узнает из допроса номинального директора этого контрагента. А суммы вычетов по проблемным контрагентам следователь/эксперт рассчитает, используя вашу налоговую отчетность. Таким образом, для того, чтобы подготовить обвинительное заключение, вы или ваша позиция следователю не нужны. То, что вы скажете следователю, пройдет мимо «фоном» и никак не повлияет на уже сформированную обвинительную позицию.

Мы хотим, чтобы вы осознали ситуацию. Логика уголовного обвинения — это паровоз, где одно цепляет другое, и никто не разбирается в составных частях:

  • вот контрагент. По мнению следователя контрагент недобросовестный. Это мнение может основываться на формальной позиции (допрос директора номинала, отсутствие в штате необходимого количества сотрудников, транзитные платежи по расчетному счету, адрес массовой регистрации и т.д.). Таким образом, по версии следователя, контрагент не мог выполнить работы/оказать услуги/поставить товар;
  • если контрагент недобросовестный значит вы не проявили должную осмотрительность. И что бы вы не возразили, это не изменит этот довода следствия;
  • вы заявили вычет по этому контрагенту, например по работам, которые контрагент не мог выполнить своими силами;
  • заявив вычеты по недобросовестному контрагенту, вы  незаконно уменьшили НДС к уплате.

Никто не будет разбираться, как именно вы проверяли контрагента, как встречались с его директором, как ваши менеджеры переписывались с менеджерами контрагента в почте, как согласовывали условия договора. Не мог выполнить работы или поставить товары! Все! Уголовное дело может быть возбуждено, обвинение предъявлено, дело уйдёт в суд, а ситуацию с оправдательными приговорами вы и сами знаете.

Вы можете заявить, что умысла на неуплату налогов у вас не было, а значит, уголовная ответственность невозможна. Однако этот довод также не работает. Умысел следствием констатируется формально, на практике его следствие не доказывает.

Встаёт вопрос: что делать? Как спасаться?

Клиенты очень часто задают вопросы:

а если мы заплатим в бюджет часть суммы налоговой задолженности, чтобы сумма долга составил менее 45 млн руб (чтобы переквалифицировать на ч. 1 ст. 199 УК РФ и констатировать истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности)?

Или другой вопрос:

прекратит ли следователь уголовное дело, если оплатить часть задолженности, и она составит менее 15 млн руб, необходимой для части 1 ст. 199 УК РФ)?

Наш ответ на эти вопросы — нет. Частичное погашение задолженности не поможет переквалифицировать уголовное преступление.

Если обосновать это по научному, то ст. 199 УК РФ является формальной, и преступление является оконченным с момента неуплаты налогов в установленный Налоговым кодексом срок.

Если проанализировать нормы УК и УПК РФ регулирующие освобождение от уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, то исходя из взаимосвязанных положений части 1 статьи 76.1, пункта 2 примечаний к статье 198, пункта 2 примечаний к статье 199 УК РФ и части 2 статьи 28.1 УПК РФ под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, предусмотренного статьями 198 – 199.1 УК РФ, следует понимать уплату в полном объеме недоимки, пеней и штрафов в размере, определяемом в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах с учетом представленного налоговым органом/экспертом по уголовному делу расчета размера недоимки, пеней и штрафов.

Таким образом, если погашение налоговой задолженности будет произведено частично, то не будут выполняться условия предусмотренные вышеприведенными нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Частичное возмещение ущерба в соответствии с пунктом «к» части 1 статьи 61 УК РФ может быть признано следствием/судом лишь только обстоятельством, смягчающим наказание.

Выводы о том, как возбуждаются и расследуются уголовные дела по неуплате налогов

Следственный комитет может возбуждать дела по ст.199 УК РФ вообще без без информации от вашей компании и без налоговой проверки. Система АСК НДС-2 даёт инспекции возможность видеть проблемных контрагентов как на ладони.

Когда обнаруживается крупный проблемный контрагент, все компании, заявлявшие вычеты по этому контрагенту, получат налоговые доначисления. Против директоров этих компаний могут быть возбуждены уголовные дела, если сумма доначислений будет больше 15 млн руб/45 млн руб.

Цепочка рассуждений инспекции/Следственного комитета: контрагент недобросовестный, он не мог исполнить сделку. Значит, вы не проявили должную осмотрительность. Вычеты по сделкам с таким контрагентом необоснованны. Все это в совокупности говорит о том, что ваша компания незаконно уклонилась от уплаты налогов. Из чего следует уголовное дело.

Ваши доводы следствию не интересны. У них есть своя методика что надо доказать, чтобы вменить вам уклонение от уплаты налогов и ваши доводы не влияют на позицию по уголовному делу.

Если вы решили прекратить уголовное преследование, то придется уплатить всю сумму недоимки, пеней и штрафов, которые фигурируют в обвинении. Частичная уплата налоговой задолженности не освободит вас от ответственности, а будет рассматриваться как обстоятельство, смягчающее наказание.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26