Главная / Новости / К вопросу о распределении бремени доказывания между застройщиком и участником долевого строительства.

К вопросу о распределении бремени доказывания между застройщиком и участником долевого строительства.

Подписаться на новости

Таким образом, высшая судебная инстанция исходит из своего рода «презумпции виновности» застройщика, основывая такой подход на расширительном толковании разъяснений, сформулированных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Пункт 28 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации действительно говорит о том, что при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере).

Правильное понимание позиции, сформулированной Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, возможно лишь в контексте общих требований гражданского законодательства и законодательства о гражданском судопроизводстве.

Так, часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Действительно, Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» в ряде случаев возлагает бремя доказывания на продавца (изготовителя, исполнителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера). Однако это правило не имеет универсального характера и касается не всякого доказывания в рамках споров о защите прав потребителей, а лишь тех обстоятельств, которые связаны с институтом освобождения от гражданско-правовой ответственности, как то:

– действие обстоятельств непреодолимой силы (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28);

– нарушение потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (работы, услуги) (пункт 5 статьи 14);

– вина потребителя в нарушении сроков передачи предварительно оплаченного товара (пункт 5 статьи 23.1);

– вина потребителя в нарушении сроков выполнения работы (оказания услуги) (пункт 6 статьи 28).

Те нормы Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», на которые Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал как на исключение из общего правила по возложению бремени доказывания – пункт 6 статьи 18, пункты 5 и 6 статьи 19, пункты 4, 5 и 6 статьи 29 – также касаются только лишь вопроса освобождения от гражданско-правовой ответственности.

По сути, упомянутые нормы лишь развивают и продолжают общую норму гражданского законодательства, сформулированную в статье 1098 Гражданского кодекса Российской Федерации: продавец или изготовитель товара, исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения.

В этой связи необходимо отметить, что понятия «освобождение от ответственности» и «отсутствие оснований для ответственности» отнюдь не тождественны:

– первое может быть лишь применимо к ситуации, когда права и (или) законные интересы стороны нарушены, однако другая сторона в этом не виновна;

– второе определяет ситуацию, когда неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств не было как такового;

(статьи 4011098 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Иными словами, бремя доказывания в рассматриваемой ситуации должно было распределяться между сторонами следующим образом:

– потребитель обязан был доказать нарушение своих прав;

– застройщик должен был доказать, что несмотря на наличие факта нарушения прав потребителя, его вина в таком нарушении отсутствует.

Справедливость изложенного подхода подтверждается, в частности, тем, что необходимость осуществления потребителем в рамках гражданского процесса доказательственной деятельности упоминается, например, в пункте 4 статьи 26.1 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26