Главная / Новости / История о том, как добросовестному приобретателю удалось отобрать имущество у хитрого ломбарда

История о том, как добросовестному приобретателю удалось отобрать имущество у хитрого ломбарда

Подписаться на новости

Предыстория, иначе ничего из судебных актов не понять (в апелляции пришлось долго объяснять, какие и чьи действия повлекли  нарушение прав доверителя).

Жил-был гражданин «Ч».  И был у него автомобиль Митцубиси Грандис.  Судя по дальнейшим событиям, гражданину  «Ч» очень  не хватало денег. В результате он обращается в  ломбард (ООО-шка), специализирующийся на выдаче займов под залог транспортных средств.

Ломбард выдает займ,  заключает договор залога и даже  (но позднее  даты договора залога) регистрирует залог в реестре залогов движимого имущества (о котором всем здесь известно, описывать нет смысла).

Одновременно хитрый ломбард «страхуется»  заключением договора купли-продажи транспортного средства между  «Ч» и единоличным исполнительным органом ломбарда – «А.С.», или «Александром  Сергеевичем», как я сократил в документах. В договоре купли-продажи указано, что продавец продолжает пользоваться авто до определенной даты, т.е. реальной передачи авто не происходит, и всем ясно, зачем он заключен.

«Ч» не возвращает займ, «А.С.» обращается  в суд в требованиями о виндикации  «своего» имущества,  но выясняется, что «Ч» умудрился обмануть ростовщиков и продать авто покупателю «В», который благополучно записывается судом в соответчики по виндикации.

Судя по всему, «В»  или «в теме»,  или вторая «жертва» «Ч», т.к. ПТС обычно находится у залогодержателя.

«А.С.» просит суд ввести обеспечительные меры (ограничение регистрационных действий), суд вводит, определение доходит до приставов, и…. пропадает где-то в недрах системы государственных органов (так его и не нашли, только копию).

За то время, пока суд пытается уведомить «Ч» и «В»,  «В» получает дубликат ПТС и продает авто Юрию Владимировичу («Ю.В.»).

«Ю.В.» без проблем ставит авто на учёт, т.к. обеспечительные меры  от приставов  в ГИБДД «не дошли». Суд  не затребует актуальную информацию о том, за кем зарегистрировано авто, и 18.12.2018 г. выносит заочное решение о виндикации авто в пользу  «А.С.» у «В»  (в документах это все отражается как ссылка на дело №2-8716/2018).

«В» — должник в рамках исполнительного производства по решению о виндикации авто в пользу  «А.С.» в рамках дела №2-8716/2018.  «В»,  а не кто-то еще, это важно.

Лист предъявляется взыскателем в службу судебных приставов, но видимо, позже, чем многострадальное авто в очередной раз отчуждается добросовестным приобретателем  Ю.В.  в пользу  покупателя Алексея  Валерьевича («А.В.») — «болеем» за него.

«А.В.» выплачивает безналом полную «честную» стоимость авто, регистрирует и пользуется им, не подозревая, что над авто «сгущаются тучи».

Проходит время.

В один прекрасный день «А.В.» видит возле своего авто подозрительную группу лиц.

Подходит, выясняет в чем дело, а дело в аресте его авто по решению, вынесенному вообще  в отношении иного лица – «В».  Авто изымают.  «А.В.»  находится в том душевном состоянии, которое без обсценной лексики передать трудно.

Проходит пара дней, «А.В.» решает действовать и через друзей/знакомых выходит на меня как «тыжюриста».

И нет бы мне сразу ринуться оспаривать постановление о наложении ареста, но начитался практики,  из которой следует,  что обеспечительный арест  — он сам по себе, приставы «выполняют свою работу»  и «ищут имущество», суды признают такие аресты  законными  (принцип «приставы делают свою работу, разбирайтесь там сами, кто собственник).

Обратите внимание – арест был обеспечительный, в деле о виндикации, приставы не решение о виндикации исполняли, а «обеспечивали» виндикацию этим арестом.

Это потом я наткнулся на определение ВС РФ по делу №19-КГ19-9 от 16.07.2019, где подтвердили, что в случае реализации имущества, подлежащего передаче взыскателю иному лицу, исполнительный документ возвращается взыскателю, а исполнительное производство – прекращается.

Можно было потребовать прекратить производство, при отказе  — оспорить его  по правилам КАС РФ, но для местных приставов и суда это было бы новинкой с непредсказуемым результатом.

Потому был использован стандартный инструмент – освобождение от ареста —  не был уверен, какой способ защиты выбрать (каюсь, выбрал способ более длительный, но и более надёжный).

Набросав несколько заготовок об оспаривании действий/постановлений приставов, решился подать  апелляционную жалобу на решение №2-8716/2018 (ну а вдруг получится?) и заявление об освобождении имущества от ареста.

Казалось, всё будет просто – вот добросовестный приобретатель, виндицировать у которого нельзя, вот обеспечительный арест по решению суда, которое неисполнимо, арест  нам мешает, уберите его пожалуйста.

Но нет.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что решение о виндикации имущества, пусть оно и было продано «Ю.В.» на момент вынесения решения о виндикации прав «А.В.» не нарушает. «Ю.В.» мы, к сожалению, не нашли,  чтобы от его имени жалобу подать.  Хорошо, соглашаемся — жалоба подавалась в «авральном порядке», лишь бы  гарантированно приостановить исполнительное производство, пока готовился основной иск, в котором тоже просим приостановления – допустить передачу авто взыскателю было нельзя.

Эти документы не прикладываю, интересного там ничего нет, скорее, часть реализации плана не отдавать авто взыскателю.

Пока суд апелляционной инстанции рассматривал дело,  был подан сам иск, а потом подробные дополнения к нему, где суду первой инстанции показана вся схема незаконного «внесудебного порядка» оставления заложенного имущества кредитором за собой,  выписка из реестра залогов, акцентировано внимание на том, что у авто нет VIN, по ФИО поверить невозможно (в дубликате ПТС не было собственника-залогодателя  «Ч»), в идентификационных данных авто допущено несколько ошибок;

Что  реально проверить  авто на предмет  залога  невозможно;

Обращаю внимание, что если бы обеспечение иска дошло до ГИБДД, ломбард в лице ЕИО  получил бы это авто по явно незаконной схеме (вместо хотя бы внесудебного обращения взыскания на залог, у которого есть свои правила и ограничения) через мнимую сделку купли-продажи, что  ломбардом было поставлено «на поток»;

Что в стандартном обороте договор купли-продажи с последующим пользованием продавцом  переданного покупателю имущества, как своим, без изменения данных регистрации о новом собственнике, совсем не норма;

Что при таких сделках принято ставить авто на учет, чтобы им пользоваться;

И что это всё рай для злоупотреблений кредиторами своими правами, которым суд потакать не должен.

Где-то между заседаниями, приставы решают сделать внезапный ход  — передают чужое (!) авто взыскателю  и заканчивают приостановленное (!) исполнительное производство в рамках исполнения решения о виндикации.

Узнаем об этом практически чудом (в очередной раз пытаясь убедить пристава прекратить исполнительное производство и знакомясь с материалами производства – такое заявление прилагаю, вдруг кому пригодиться там, где приставы более лояльные).

Приставам не важно,  что в присутствии представителя ОСП, суд выносил определение о приостановлении исполнительного производства  до вступления в силу решения по иску об освобождении от залога.

Определение мы даже под входящий приставам (в т.ч. «федералам») в канцелярию отдавали, чтобы не забыли. И всё зря… Реакции не последовало.

Вот так иногда работают местные приставы — весело, задорно, с перекосом в пользу конкретного кредитора (приставы вообще все это время странно работали – ударно, я бы сказал — если бы так работали по каждому исполнительному производству, но в рамках закона, цены бы им не было).

Идем с иском в рамках КАС о признании незаконными постановления об окончании исполнительного производства и действий  по передаче транспортного средства (а что еще делать? На контакт приставы не идут, уверены, что суд вынесет решение в пользу взыскателя).

В первом же процессе приставы приносят явно вынесенное  «архивной датой» постановление об отмене постановления об окончании исполнительного производства и рассказывают, что авто не передавали, а все эти акты о передаче и постановления об окончании исполнительного производства – нелепая ошибка, потому истцу нужно отказать.

Суд, вместо того, чтобы нормально отработать по КАС и удовлетворить требования, отказывает по мотивам «ну постановление же отменено». Плюемся, материмся, решаем не обжаловать – цель достигнута, авто взыскателю не ушло. Не прикладываю, там ничего интересного.

Что же потом делает суд первой инстанции в основном деле об освобождении от ареста?

Отказывает в удовлетворении иска полностью.

Получаю, читаю решение.  Глаза становятся всё больше и больше.

Для начала,  суд признает ничтожными (!) договоры купли-продажи  между «В» и  «Ю.В.», между «Ю.В.»  и «А.В.» по мотивам «злоупотребления правом», т.е. недействительность «через 10-ю статью ГК РФ».

Оспоримые договоры, без заявления стороны – ничтожными.

С этим понятно —  надо же было как-то выйти на факт сохранения  ареста и «узаконить» собственность директора ломбарда.

Без привлечения в процесс Ю.В., без понимания позиции «В»,  без нормального обоснования, почему сделка ничтожна, а не оспорима, допуская очевидные опечатки в датах «ничтожных» договоров, толкуя  ст. 302 ГК РФ странным образом – подменяя правило о возможности виндикации у добросовестного приобретателя в случае выбытия имущества из  владения  собственника помимо его  воли правилом… блин, у меня в голове это трудно проворачивается даже… «если имущество выбыло  из  владения  собственника помимо его воли, любой  приобретатель такого имущества является недобросовестным».

Какую еще «заботливость и осмотрительность» должен был проявить «А.В.», покупая авто, у которого последний собственник зарегистрирован, долгов не имеет, в реестре залогов всё чисто?

Суд считает, что какую-то должен был. Какую – не указал =(.

Пожалуй, только дубликат ПТС должен был насторожить, но обыватель редко видит в этом риски.

Доверитель еще более погружается в то состояние, в котором пребывал после новостей о том, что в РФ можно «отобрать» честно приобретенное авто.

Обнадёживало только то, что суд прямо сделал вывод о вине гос. органов в сложившейся ситуации, потому при полном проигрыше можно было взыскать убытки.

Подаем апелляционную жалобу, где я описываю все нарушения материального и процессуального права, допущенные судом первой инстанции.

Заседание суда апелляционной инстанции.

Делаю акценты на регистрации залога лицом, которое само считает себя собственником авто, на незаконности всей схемы («а если вы это решение узаконите, все залоговые кредиторы так делать будут, а так делать ай-ай-ай), на странном толковании ст. 302 ГК РФ и отсутствии выбытия имущества из  владения  собственника помимо его  воли, т.к. собственник сам передал авто  «покататься» продавцу.

И самое главное – что теперь у истца появилось право на взыскание  убытков с казны, т.к. гос. органы не обеспечили исполнение определения  о введении обеспечительных  мер и «потеряли» его. Подозреваю,  что «сыграл» именно этот довод, даже при наличии иных нарушений со стороны суда первой инстанции.

ВС РФ и ВАС РФ  очень помог этой практикой —  «По смыслу частей 2, 3 ст. 61 ГПК РФ или частей 2, 3 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы.»  — Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010.

И этой — «В случае отчуждения арестованного имущества лицу, которое не знало и не должно было знать об аресте этого имущества (добросовестному приобретателю), возникает основание для освобождения имущества от ареста независимо от того, совершена такая сделка до или после вступления в силу решения суда, которым удовлетворены требования кредитора или иного управомоченного лица, обеспечиваемые арестом» (пункт 2 статьи 174.1, пункт 5 статьи 334, абзац второй пункта 1 ст. 352 ГК РФ) – п. 96. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Долго коллегия (коллегия — молодец =) разобралась в том, кто кому продал, как продал, и с какого перепугу на авто «висит» залог по заявлению «собственника», где он в самом уведомлении о залоге в качестве собственника  указывает иное лицо.

Результат – решение суда первой инстанции отменили, иск удовлетворили.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26