Главная / Новости / Гражданско-правовая ответственность за перевод бизнеса

Гражданско-правовая ответственность за перевод бизнеса

Подписаться на новости

Лицо, контролирующее бизнес с проблемами (долги перед кредиторами/налоговой, корпоративный конфликт с другими участниками общества), вместо урегулирования спора, либо в случае невозможности его разрешения, может пойти на крайний шаг – создать другую компанию, на которую будет переведена вся либо большая часть деятельности первой компании: активы, интеллектуальные права, контрагенты, заказы, сотрудники, и т.д.

Доказать данные недобросовестные действия довольно сложно. Безусловно всё зависит от того, насколько хорошо перевод бизнеса был замаскирован, и насколько эффективно будет работать с доказательствами пострадавшая сторона при защите своих прав. Для того чтобы запутать оппонентов, перевод бизнеса может быть сделан в виде реструктуризации: компании могут дробиться, активы оформляться на третьих лиц, а собственниками нового бизнеса могут становиться формально независимые либо номинальные лица.

Между тем, в данный момент практика привлечения к гражданско-правовой ответственности за перевод бизнеса расширяется.

  1. Привлечение к субсидиарной ответственности за перевод бизнеса с целью причинения вреда кредиторам

Можно сказать, что налоговые органы лидируют в вопросах вскрытия схем по переводу бизнеса в рамках привлечения к субсидиарной ответственности, что подтверждается судебной практикой, в том числе на уровне ВС РФ.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.09.2016 г. № 305-КГ16-6003 по делу № А40-77894/15:

«В данном случае передача бизнеса не носила возмездного характера: общество «Интеркрос Опт» не получило от общества «Интерос» оплаты или иного встречного удовлетворения. Перезаключение договоров и перевод персонала по времени своего совершения совпали с завершением выездной налоговой проверки в отношении налогоплательщика, при этом общество «Интерос» является вновь созданной организацией, ранее не осуществлявшей какой-либо деятельности. 

Удовлетворяя требования инспекции, суды первой и апелляционной инстанции также приняли во внимание, что в связи с передачей бизнеса общество «Интерос» перечислило денежные средства в сумме 100467638рублей 75 копеек, но не впользу общества «Интеркрос Опт», а физическому лицу, являвшемуся единственным участником общества «Интеркрос Опт», при том, что им не производилось отчуждение доли в уставном капитале налогоплательщика». 

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.05.2020 № Ф09-2414/20 по делу № А60-72617/2018:

«Оценив в совокупности данные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что в период, когда стала формироваться задолженность перед обществом «Спецмонтажстрой», контролирующими должника лицами было зарегистрировано новое юридическое лицо, на которое была переведена вся хозяйственная деятельность, следовательно, вновь созданное общество «Уралпромком» (ИНН 6686072430), а также его участники Данилова Л.В. и Лихоманов В.И. извлекли выгоду от незаконного поведения руководителя должника, совершали действия, целью которых было уклонение от погашения задолженности перед кредиторами. При этом смена юридического лица произведена формально, фактического изменения руководящего состава или фактического местоположения не произошло, контрагенты указанных обществ не изменились, обоими обществами осуществлялся один и тот же вид деятельности.

Все указанное свидетельствует о совершении согласованных действий контролирующих должника лиц по переводу денежного потока с компании должника на вновь созданную компанию с целью уклонения от погашения задолженности, сформировавшейся непосредственно перед регистрацией нового юридического лица, и в результате перевода хозяйственной деятельности, а как следствие и прибыли, на другую компанию, компания должника окончательно перестала быть платежеспособной, деятельность должника фактически прекратилась, бухгалтерские балансы за 2016, 2017, 2018 года отсутствуют, расчетные счета закрыты. При этом действия Лихоманова А.И., Лихоманова В.И., Даниловой Л.В. носят согласованный характер, с учетом того, что Данилова Л.В. находится в трудовых отношениях с Лихомановым А.И. и Лихомановым В.И. с 2006 года».

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22.07.2019 N Ф06-25832/2017 по делу № А12-41074/2016:

«При этом судами было установлено, что в последующем работники ООО «Импульс-Строй», они же бывшие работники ООО «Импульс», переведены на вновь созданную организацию ООО «Гидростроймонтаж» (дата регистрации 17.03.2017), что подтверждается сведениями по справкам 2-НДФЛ в отношении 97 человек; ООО «Гидростроймонтаж» продолжена деятельность по производству строительно-монтажных работ на тех же объектах ПАО «РусГидро», на которых ранее выполняло работы ООО «Импульс» и ООО «Импульс-Строй», с участием того же подрядчика ООО «ВолжскЭнергоРемонт», договоры субподряда с которыми ранее заключались ООО «Импульс»».

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.12.2020 N Ф07-13062/2020 по делу № А56-119197/2017:

«Согласно сведениям, представленным Никулиным О.В. в налоговый орган, Компания не вела финансово-хозяйственную деятельность в период 2011-2014 годов. По данным бухгалтерской отчетности активы баланса Компании в 2014 — 2015 годах были равны нулю. Вместе с тем, по сведениям баланса Компании за 2016 — 2017 годы активы организации составили 561 033 000 руб. и 1 155 453 000 руб. соответственно.

Причины перехода работников Общества в течение 2016 — 2017 годов в Компанию не раскрыты сторонами.

Доказательств ведения Компанией какого-либо бизнеса до 2016 года не представлено.

Суд апелляционной инстанции, повторно оценив изложенные обстоятельства с учетом положений статьи 71 АПК РФ, пришел к правильному выводу о том, что контролирующие должника лица совершили согласованные действия по переводу денежного потока с Общества на Компанию с целью уклонения от погашения задолженности и, как следствие, переводу прибыли на Компанию, что повлекло неплатежеспособность Общества и прекращение его деятельности».

  1. Взыскание убытков в порядке ст. 53.1 ГК РФ по косвенному иску участников/акционеров

Иначе обстоят дела у акционеров. Судебная практика показывает, что доказать перевод бизнеса в рамках косвенного иска в защиту интересов общества достаточно сложно. Можно привести ряд дел, где акционеры/участники не смогли доказать причинение вреда обществу в результате перевода бизнеса.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2018 по делу № А40-132218/2016 

«Суды также пришли к выводу о том, что действия ответчиков после государственной регистрации ЗАО «Навис-Электроника» по заключению соответствующих договоров между ЗАО «Навис-Электроника» и ЗАО «Конструкторское бюро навигационных систем», по определению места расположения ЗАО «Навис-Электроника» по тому же адресу места нахождения, что и место нахождение «ЗАО «Конструкторское бюро навигационных систем», по переходу части сотрудников из ЗАО «Конструкторское бюро навигационных систем» в ЗАО «Навис-Электроника», заключению самостоятельных государственных контрактов, а также схожему наименованию обществ, были обусловлены не какими-либо недобросовестными и неразумными действиями ответчиков, а напротив, были направлены, исключительно, на обеспечения функционирования вновь созданного подконтрольного общества». 

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 15.03.2019 № Ф03-761/2019 по делу № А73-165/2018:

«Каких-либо бесспорных документов или сведений, позволяющих установить факт того, что Кравченко К.С. перевел всю финансово-хозяйственную деятельность общества на аффилированные ему лица, следствием чего явилось прекращение деятельности ООО «Сладкий вкус» и получения прибыли его участниками, лицами участвующим в деле не представлено, в связи с чем доводы жалобы заявителей об обратном подлежат отклонению».

Мне кажется, будь это не корпоративные споры, а обособленные споры по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности, и будь заявителями не акционеры, а налоговый орган, то решения по последним двум спорам были бы противоположными.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26