Главная / Новости / ЕСПЧ: немотивированная контрольная закупка является провокацией

ЕСПЧ: немотивированная контрольная закупка является провокацией

Подписаться на новости

Полиция вправе проводить тайную операцию, только имея обоснованные подтверждения противоправной деятельности подозреваемого. Такое решение принял Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

В нарушении авторских прав уличили жителя Ульяновска Станислава Зинина, рекламирующего свои услуги по установке компьютерных программ. За 300 рублей он инсталлировал на компьютере гражданина И. нелицензионную игровую программу, но клиент оказался сотрудником милиции. По утверждению обвиняемого он хотел установить только бесплатный пробный пакет, но покупатель настоял на инсталляции полной программы последней версии. При этом в судебном разбирательстве оперативник отказался назвать источник информации о незаконной деятельности Станислава Зинина по распространению контрафактного программного обеспечения. Признав обвиняемого виновным, суд приговорил его к штрафу в размере 8 тысяч рублей, это решение поддержали вышестоящие инстанции.

Обращаясь в Страсбург, Станислав Зинин жаловался на провокацию вменяемого ему преступления со стороны правоохранительных органов: «В отсутствие какой-либо предварительной оперативной информации милиция случайным образом связывалась с лицами, рекламирующими свои компьютерные услуги в газетах, и подстрекала их к распространению поддельного программного обеспечения», – утверждал осужденный. Отвергая эти доводы, представители властей указывали на наличие у правоохранительных органов полученной из конфиденциального источника информации, достаточной для проведения негласной операции в отношении Станислава Зинина. «Заявитель продемонстрировал ранее существовавший преступный умысел, и милиция не оказывала на него никакого давления с целью распространения программного обеспечения во время тайной операции», – отмечалось в возражениях Министерства юстиции РФ.

Европейский суд подтвердил право полиции использовать тайные методы, агентов и информаторов, но при условии обеспечения адекватных гарантий против злоупотреблений и исключения подстрекательства. В частности, у полиции должны быть конкретные, объективные и поддающиеся проверке доказательства, свидетельствующие о совершаемом преступлении. Провокацией признается любое поведение, которое может быть истолковано как побуждение, в том числе настойчивые побуждения, повторение предложения после отказа, обещания финансовой выгоды и даже «апелляция к чувству сострадания».

В рассматриваемом случае Станислав Зинин без особых колебаний согласился установить нелицензионное программное обеспечение, скачав его из Интернете и продемонстрировав свой опыт в взломе защиты программ. «Не исключено, что поведение заявителя во время тайной операции могло быть истолковано как указание на его причастность к предыдущей преступной деятельности или предрасположенность к совершению уголовного деяния», – констатировал Европейский суд.

С другой стороны, власти отказались представить информацию, которая стала поводом для проведения тайной операции, тем самым не доказав отсутствие провокации. «В делах против России ЕСПЧ подчеркивает необходимость четкой и предсказуемой процедуры санкционирования следственных действий, а также их надлежащего надзора. Судебный надзор был бы наиболее подходящим средством, но с надлежащими процедурами и гарантиями могут быть использованы и другие средства, такие как надзор со стороны прокурора. С учетом недостатков в процедуре санкционирования тайной операции в отношении заявителя, неспособности обвинения выполнить свое бремя доказывания и неадекватный судебный пересмотр аргументированного требования заявителя о провокации, справедливость судебного разбирательства в отношении заявителя была необратимо подорвана», – заключил ЕСПЧ, удовлетворяя жалобу Станислава Зинина.

Отметим, что действующее российское законодательство допускает проведение контрольных закупок по решению непосредственно осуществляющего оперативно-разыскную деятельность органа. Предварительный судебный контроль не требуется, так как это мероприятие не является вторжением в конституционные права граждан на жилье или тайну связи.

Вместе с тем практика оценки провокационных действий остается противоречивой. Так, Конституционный суд России считает допустимыми проверочные закупки наркотиков, предусматривающие в том числе активную роль покупателя. Тогда как арбитражи еще в начале 2000-х годов признавали недопустимым доказательством результаты контрольных закупок, проводимых налоговыми инспекциями. ЕСПЧ неоднократно указывал на структурные дефекты российской правовой системы, не предусматривающей достаточных гарантий против полицейской провокации

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26