Главная / Защита прав детей / Дорогая моя школа

Дорогая моя школа

Чем солиднее учебное заведение, тем выше поборы
Лариса Каллиома.

Продать можно все, в том числе и знания. Директора школ, особенно престижных, правила рыночной экономики знают не понаслышке. А родители давно привыкли к тому, что каждый учебный год превращается в конкурс их кошельков. Почему школам трудно выжить без добровольно-принудительных родительских взносов, обозревателю "Известий" объяснил академик Российской академии образования, профессор, декан экономического факультета Московского горпед-университета Михаил Левицкий.

"Другие же директора крутятся!"

вопрос: Михаил Львович, извините за простодушие: на какие деньги вообще живет школа?

ответ: Основной источник финансирования — региональный бюджет. Из сумм, которые он выделяет, 94-95% уходит на зарплату учителям и начислениям по обязательному социальному страхованию. Оставшиеся деньги — на учебную литературу, канцелярские расходы и т.д. За скобками остаются: коммунальные расходы, текущий и капитальный ремонт и приобретение оборудования. Это всё ложится на плечи муниципалитетов. "Коммуналку" они еще худо-бедно тянут, а вот остальное — постоянная головная боль.

в: А у школ, между тем, есть и другие обязательные расходы.

о: К примеру: охрана здания. Теоретически за нее должны платить из муниципального бюджета, но даже в таком экономически развитом регионе, как Москва, денег на охрану школ не выделяют.

в: Что, ни одного примера нет?

о: Нет. И на вопрос, где же школе на это брать деньги, ответа тоже нет.

в: По-моему, уже не одно поколение родителей смирилось с тем, что за охрану надо платить из своего кошелька.

о: Вот именно! А еще неплохо сделать косметический ремонт перед очередным сентябрем, мебель кое-какую подкупить. На экскурсию детей свозить. И на все это школе нужны деньги…

в: … которые специально ни одним источником финансирования не предусмотрены.

о: Совершенно верно. И у директора школы есть три варианта поведения. Первый: сидеть и ничего не делать. Вариант не блестящий. Руководство не в восторге. Само оно не находит ответа на вопрос, где же взять деньги, но презумпция здесь такая: другие же крутятся!

в: А второй вариант?

о: Попытаться заработать деньги самостоятельно, вне бюджета. С помощью платных дополнительных услуг. Вот, допустим, я директор школы и хочу, чтобы в средних классах были бальные танцы. Спрашиваю родителей: нужны вашим детям танцы? Большинство соглашается. Тогда я назначаю цену за эти занятия и включаю в нее зарплату преподавателей, сопутствующие траты и все дополнительные расходы школы: ремонт крыши, покраску стен… И этот вариант тоже не очень блестящий. Много не заработаешь.

Учитель не имеет права собирать наличку

в: А третий вариант?

о: Искать благотворителей: физических или юридических лиц. Их еще называют спонсорами, но это неграмотно. Спонсорство — это вид рекламной деятельности. Помощь школе скорее можно назвать меценатством, но в законе записано — благотворительность. Среди благотворителей могут быть совершенно сторонние школе лица, а могут быть и бывшие выпускники. Самый распространенный вариант — благотворители-родители. И не по собственной воле.

в: Поборы как явление здесь ярче себя проявляют?

о: Конечно. Одно дело, когда директор просит руководителя какого-нибудь предприятия найти возможности для развития школы, а другое дело, когда у входа вывешивается объявление: с такого-то числа устанавливаются такие-то взносы. Это полная потеря инстинкта самосохранения у директора, но такое бывает, и это сигнал для прокуратуры — есть над чем работать.

в: Как же родителям правильно себя вести и что надо знать?

о: В первую очередь то, что ни один работник школы не имеет права собирать наличные деньги. И что на любые дополнительные услуги обязательно заключается договор. Как и на благотворительные пожертвования. Все средства должны поступать на лицевой счет школы в отделение банка. Школе принимать наличность разрешено лишь в том случае, если есть специально оборудованное помещение — касса. Также обязательна выдача корешка приходного ордера.

в: Получается, что если учитель собирает деньги, к примеру, на экскурсию, он поступает противозаконно?

о: Да.

в: А если родитель, то это допустимо?

о: Да. И мало кто знает, что это еще и выгодно

в: Тут, пожалуйста, поподробнее.

о: Есть законный, но редко практикуемый способ. Один из родителей собирает деньги, к примеру, на мебель. Потом перечисляет их от своего имени на благотворительные цели школе. После чего в конце года по Налоговому кодексу он имеет право получить налоговый вычет 13%. Допустим, собрал родитель 10 тысяч рублей. А получил 1300!

Под заявлением в прокуратуру придется подписаться

в: Еще тема: не каждый родитель может сдать необходимую сумму.

о: Да, это серьезная проблема — формирование социального неравенства. Есть родители, которые легко дают деньги, и есть такие, у которых их реально нет. И получается, что за них платят те, первые. Стратификация идет быстрыми темпами. Уже есть школы, где существуют ежемесячные платежи и вступительные взносы. Это известно всем, но не является предметом общественных дискуссий.

в: Как и то, что школы дают разные возможности для детей.

о: Да, это еще одна социально-экономическая проблема, которую тоже не принято муссировать. Суть в чем? Все мы, родители, — налогоплательщики и имеем одинаковые возможности для образования для наших детей. Но на деле те, кто идет в гимназию, получает от государства больше, чем те, кто идет в обычную школу. Сейчас дифференциация нормативов для обычных школ, центров образования, гимназий и лицеев есть не только в Москве, но и во всех крупных городах. Обращаю внимание, что норматив — это не сумма, на которую "тянет" учащийся, а сумма, которую дает на него бюджет.

в: Норматив не отменяет поборов, согласно статусу школы.

о: Я так скажу — у родителя должен быть обязательным посыл: я жертвую добровольно. И если на самом деле все происходит не так, воспользуйтесь своим правом пожаловаться в прокуратуру. Но придется назвать себя, анонимные заявления там не рассматривают.

УТОЧНЕНИЕ

Изложенный в интервью профессора, завкафедрой экономики Московского городского педуниверситета Михаила Левицкого механизм финансирования школ муниципалитетами относится ко всем регионам Российской Федерации, за исключением Москвы, где все "неучебные" расходы (за коммунальное хозяйство, ремонт) оплачиваются бюджетом города.

"Когда я отказалась платить, начался настоящий террор"

У Марины Райкевич в школе репутация неудобной родительницы. От ее вопросов типа "А на что деньги пошли?" на собраниях каменели все классные руководительницы трех сыновей Марины и активистки из родительского комитета школы N 470 в московском районе Царицыно.

Собрания случались раз в месяц, а вот сбрасываться "на нужды класса" иногда приходилось и чаще. За раз собирали то 500, то 600, а то и 800 рублей. Каждый из трех классов, где учились сыновья Марины, регулярно "нуждался": в ремонте стен, потолков, дверей и окон; в покупке шкафов, парт, телевизора, принтера, чайника и кулера для воды, горшков для цветов… Маринина чаша терпения расплескалась, когда классная руководительница объявила: покупаем подставку под телевизор, я уже выбрала какую надо в магазине — с полкой для DVD-плеера. На робкое предложение одного папаши сделать полку своими плотницкими руками (деньги только на материал соберем) классная отрезала: не нужен мне ваш самопал. И родители дружно закивали: действительно, из магазина-то приличнее получится, что же — наши дети хуже других, что ли? И только Марина двинулась против течения и тихим, но настойчивым голосом попросила отчет за деньги, истраченные в прошлом году.

— А не отчитаетесь, не сдам на вашу подставку под телевизор! — поставила точку Марина.

Поднявшийся следом гвалт стены класса, возможно, еще и не слышали. Едва ли дети умеют так кричать, тем более из-за денег.

— Почему я должен платить за твоего ребенка? — "тыкал" Райкевич один родитель.

— Не нравятся наши порядки — идите, ищите другую школу, — посылал куда подальше второй.

— Нужно проработать эту несознательную маму на попечительском совете, — подвела итог общего возмущения председатель родительского комитета, от которой Марина и попросила отчет.

— Только одна пожилая женщина сидела молча, но явно была на моей стороне, — вспоминает тот "судный" день Марина. — Она одна воспитывает свою внучку, и доход у нее, так же как и у меня, намного ниже среднего. Вы знаете, эти родительские взносы для многих ощутимы, у нас район бедный, одни хрущевки, школа самая рядовая.

С того собрания, призналась "Известиям" Марина, отношение к ее детям со стороны учителей резко изменилось, оценки стали хуже, в дневнике замелькали замечания по самым незначительным поводам.

— А когда я в классе у другого сына отказалась сдать деньги на покупку парт, начался настоящий террор, — вздыхает Марина. — Сын несколько месяцев сидел за старой партой, а все остальные поменяли на новые.

Отчета "о проделанной работе" от родительского комитета Марина так и не дождалась. Не раз подходила к директору, чтобы услышать от нее: "Жалуйтесь куда хотите, все сборы денег законны, родители отдавали их добровольно". Директорскую "правоту" слово в слово подтвердил и ответ из окружного отдела образования, куда написала Райкевич. И тогда она отнесла заявление в Нагатинскую межрайонную прокуратуру. Но и проведенная в школе проверка, к огорчению Марины, закончилась ничем. Не было обнаружено "признаков преступления" ни в одном из случаев родительской "добровольности". С того времени прошел год.

— Я ни разу больше не сдавала, ко мне больше никто не подходит из родительского комитета, я для них "женщина со странностями", — грустно усмехается Марина, — а в школе после моего случая больше никто не осмелился выступить против поборов. Так и сдают все молча, как только скомандует учительница.

Между тем за этот год в школе произошли перемены.

— С родителей я ничего не беру и учителям запретила, потому что теперь нет никакой нужды в родительских деньгах, — в разговоре с "Известиями" директор школы N 470 Нина Колесникова выглядит искренне и убедительно. — Теперь мы материально обеспечены. И конфликтных ситуаций по этому поводу больше нет.

Оказывается, школа перешла на новый в образовании метод финансирования — подушевой. И, как все "большие" школы (в 470-й свыше тысячи учеников), начала получать на свои нужды значительно больше, чем среднестатистические, где по 400-500 учеников.

Как вымогают деньги за охрану

— В школе, где учится мой ребенок, завуч требует от учителей собрать с родителей деньги за охрану. В том числе и с меня, хотя знают, где я работаю, — поделилась с "Известиями" и.о. начальника отдела по надзору за исполнением законности для несовершеннолетних Мосгорпрокуратуры Александра Мишина. — В классе я единственная плачу через Сбербанк, остальные родители отдают наличными.

Мужчины в черной форме у входа в школы заменили стареньких вахтерш в начале 90-х годов. Сегодня уже не найти школы, не пользующейся услугами частного охранного предприятия. Но не все родители считают их обязательными. Оказывается, около 30% пап и мам принципиально не сдают на охрану ни копейки, полагая, что это обязанность государства. Ведь охрану зданий федеральных ведомств и учреждений несет на себе бюджет, так почему в школах не так? Почему не поставить на входе милиционера, в обязанности которого обязательно входила бы охрана самих учеников? А не только имущества школы, как это происходит сейчас у ЧОПов (кстати, согласно закону "О частной детективной и охранной деятельности").

Все ли родители знают, сколько берут ЧОПы со школы? По закону должен знать каждый. Но руководство школ не всегда спешит делиться информацией. Может, это тот случай, когда есть что скрывать?

Все чаще на рынке школьных охранных услуг работают маленькие ЧОПы. Им от налогов увернуться сподручнее, да и услуги их дешевле. Говорят, что это 15-20 тысяч рублей наличными из рук представителя родительского комитета за одного охранника, работающего 30 суток в месяц и живущего здесь же, при школе. Есть ли у такого ЧОПа лицензия для ведения охранной деятельности, есть ли у сотрудников добросовестно оформленные медкнижки и нет ли среди них судимых — ответы на все эти вопросы должен знать директор школы.

— Директор не будет заниматься такой ерундой, как предоставление вам договора с ЧОПом, и соответственно выдачей реквизитов, на которые вы хотите перечислить оплату за охрану, — заявили москвичке Юлии Громовой в школе N 269 СВАО, где учится ее ребенок. — Для вашего ребенка будет лучше, если вы оплатите все оставшиеся месяцы учебного года вперед, а также за летние каникулы.

Почему лучше платить за несколько месяцев вперед, родительнице никто не объяснил. И она обратилась в городской департамент образования. "Охрана должна вводиться только по решению родительского комитета и только по желанию родителей, — ответили ей. — Принуждение к оплате охраны приравнивается к вымогательству, пишите жалобу в прокуратуру".

В первый класс за $1,5 тысячи

Жалоб в Мосгорпрокуратуру в прошлом учебном году было немного. По каждому случаю проводили проверки сотрудники службы экономической безопасности МВД.

— А правду говорят, что оперативники опрашивают детей прямо на выходе из школы: собирают у вас деньги или нет?

— Сильно сомневаюсь, чтобы наши сотрудники использовали такие методы общения, Уголовно-процессуальный кодекс допускает опрос несовершеннолетних только в присутствии родителей или опекунов, — заявил "Известиям" руководитель пресс-службы УБЭПа Москвы Филипп Золотницкий. — Мы опрашиваем руководство школы, учителей, родителей и работаем с финансовыми документами.

Кстати, зачастую родители подтверждают факт сбора денег в школе. Но на какие цели, не всегда могут сказать. Предпочитают не вникать, отдавая деньги по требованию учителя.

— Преступлений в сфере образования совершается очень много, вузы лидируют, там платное обучение, — объяснил Филипп Золотницкий, — учителя в школах еще не дожили до того, чтобы за оценки брать деньги. В "школьных" преступлениях самые популярные статьи УК "Взяточничество" и "Превышение должностных полномочий" (если речь идет о махинациях с бухгалтерией или незаконной сдаче в аренду школьных помещений). Но доведенных до суда уголовных дел за прошлый год было всего два.

В одном случае выписывались зарплаты учителям, которые были оформлены, но на самом деле не работали, а деньги за эти "мертвые души" руководство школы делило между собой.

Во втором случае под суд пошла завуч школы, которая зачислила ребенка в первый класс за взятку в 1,5 тысячи долларов.

Не заплатишь — отыграются на ребенке

Из обращений родителей на сайте департамента образования Москвы:

Наталья Чернышова: До каких пор с родителей будут требовать деньги? Еще первый класс не закончили, а уже надо сдавать по 1000 рублей за учебники для второго. Я начала отказываться, так к ребенку сразу изменилось отношение. Замечания в дневнике каждый день. А он ведь только в первом классе. Школа N 1934. ЮВАО, Марьино.

Александр Ткачев: У нас поборы с родителей не редкость, мол, помощь школе. Однако не выдают никаких квитанций, собирают деньги прямо у ворот школы. Все, естественно, соглашаются, иначе у детей возникнут проблемы.

Анна Глазунова: Дочь учится в школе N 635. Девочку переводят на домашнее обучение, мотивируя тем, что она много болеет, но что более важное, не платит за охрану и поэтому ей нечего делать в школе.

Георгий Давыденко: Как оградить ребенка и себя от стрессов в школе, когда после работы я слышу только одно: "Папа, нужны лыжи (причем тогда, когда нет снега), нужны такие-то учебники и такие-то тетради (не дай бог перепутать, приходится тратить выходные на поиски того, что необходимо по программам школы).

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26