Главная / Новости / Большинство требований налоговиков неправомерны, но компании боятся возражать. Почему?

Большинство требований налоговиков неправомерны, но компании боятся возражать. Почему?

Подписаться на новости

Направление требований налогоплательщикам — основное мероприятие налогового контроля. Так налоговики собирают доказательства, которые в последующем же используют против налогоплательщиков.

К сожалению, понимают это не все — и до сих пор продолжают отвечать налоговой на каждое требование и предоставлять кипы документов и информацию. А между тем, около 80% требований — неправомерны. Почему так происходит?

С налогоплательщиками все более-менее понятно: они боятся составлять мотивированные отказы в ответ на неправомерные требования, в первую очередь, потому, что боятся испортить отношения с налоговой, разозлить и спровоцировать какие-либо санкции в свой адрес.

А вот у самих налоговиков для направления неправомерного требования несколько вариантов.

В первом случае инспектор вообще не знает, что оно неправомерно, т. к. внутренние документы ФНС по некоторым вопросам — например, экстерриториальный принцип при отработке разрывов по НДС — противоречит положениям НК РФ. Ну, или инспектору просто…так удобно.

Например, отдел КАО одной из московских налоговых каждый месяц направляет моему клиенту требования со ссылкой на проведение камеральной проверки декларации моего клиента, срок проведения которой давно истек. Когда при визите в эту налоговую я задала исполнителю требования вопрос «Зачем вы это делаете? Вы же каждый раз получаете мотивированный отказ!», инспектор ответил мне «Ну так удобнее!». Вот такая работа ради работы.

Во втором случае инспектор прекрасно знает, что действует неправомерно, всячески давит и манипулирует налогоплательщиком.

Так, одному моему клиенту питерская налоговая в процессе камеральной проверки направила требование о предоставлении пояснений, в котором без запроса каких-либо пояснений выдала за ошибку операцию, которую она посчитала спорной. А после прямо в требовании указала сумму неправомерно, по мнению инспектора, принятых вычетов по НДС и потребовала предоставить уточненную декларацию, тем самым переложив свою работу по доказыванию реальности сделки на налогоплательщика.

Сам НК РФ предусматривает всего 4 основания для направления требования в организацию:

  • ст.88, 89, 93 НК РФ — проверка самой компании;
  • п.1 ст.93.1 НК РФ — проверка контрагента или кого-то из цепочки;
  • п.2 ст.93.1 НК РФ — вне рамок налоговых проверок;
  • п.2.1 ст.93.1 — вне рамок проверок при наличии установленной и непогашенной недоимки свыше 1 млн руб.

Стоять за этими статьями фактически может довольно обширный арсенал реально проводимых мероприятий:

  • банальный сбор прогнозов собираемости налогов, хотя сама ФНС в письме 13.09.2012г. N АС-4-2/15309 «О налоговых проверках» налоговые органы не вправе истребовать у налогоплательщика отчёты или аналитические справки (обобщения), не являющиеся первичными бухгалтерскими документами;
  • попытка установить номинальность директоров организаций путем получения от организаций документов по трудовым взаимоотношениям с их сотрудниками в ответ на неправомерные требования, направляемые в процессе проверок неизвестных налогоплательщику организаций, в которых проигнорирована позиция ВС РФ, высказанная в постановлении от 26.04.2019г. № 9-АД-19-10;
  • тот самый предпроверочный анализ и контрольно-аналитическая работа, которые в настоящее время вообще не закреплены как мероприятия налогового контроля в налоговом кодексе, что подтверждали и суды, сообщая, что НК РФ не предусматривает такой формы налогового контроля постановление (13 ААС от 21.03.2017г. № 13АП-1145/2017, постановление АС СЗО от 23.06.2016 №Ф07-3815/2016);
  • и попытки провести выездную проверку, без ее назначения, путем запроса документов «вне рамок проверок» (п. 2 ст. 93.1 НК РФ), с запросом документов по всей деятельности налогоплательщика за 3 предыдущих года.

Но ведь законо четко разграничивает перечень документов, которые налоговая может запросить вне рамок проведения проверок и при ее проведении (Постановление 19 ААС от 22.07.2020 N 19АП-2427/2020 по делу N А36-212/2020), а осуществление мероприятий налогового контроля, которые проводятся в рамках налоговых проверок, под прикрытием истребования документов и информации вне рамок налоговых проверок, говорят о несоблюдении налоговым органом установленных законом требований к форме и содержанию требований Постановление АС ВСО от 23.01.20г. №Ф02-7228/19 по делу №А19-12651/2019.

И на это не раз указывали налоговикам суды (Постановление 16 ААС от 18.09.2020 N 16АП-4573/2019 по делу N А25-2517/2019, Определение ВС РФ от 26.04.2016 N 305-КГ16-3048 по делу N А40-43028/2015).

Также сказывается загруженность инспекторов на местах. Им просто некогда работать детективами и собирать доказательства реальности исполнения сделок. Более того, после выхода мартовского письма по применению ст. 54.1 НК РФ №БВ-4-7/3060@ от 10.03.2021 г. некоторых инспекторов вообще перестала интересовать реальность сделки и видя в первом звене организацию без ресурсов, они начинают игру «заплати, а то приедем» или «мы вам доначислим, а вы уже сами по налоговой оговорке разбирайтесь с контрагентом!».

Ну и, конечно же, желание инспектора получить премию, повышение, выполнить указание управления, которое, кстати, выделяет на проверку материалов по отработке разрыва довольно сжатые сроки.

Налоговики, внедряя риск-ориентированную систему работы, пробуют применять разные подходы, после чего ждут реакции бизнес-сообщества и судебных инстанций. Поэтому от самих налогоплательщиков и их реакции на действия налоговых органов и проводимые ими мероприятия налогового контроля в отношении компаний зависит, каким будет налоговый контроль в будущем.

И раз уж сейчас направление требований — основной способ налоговиков получать доказательства, то навыки подготовки грамотного ответа на них, умения отличать правомерное требование от неправомерного могут в последующем уберечь налогоплательщика от доначислений. Время опасений отказать налоговой в страхе снискать гнев инспектора закончилось.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26