Главная / Новости / Безработные сожители – «гражданские супруги», могут требовать наследства

Безработные сожители – «гражданские супруги», могут требовать наследства

Подписаться на новости

Отсутствие официально оформленных брачных или родственных отношений не лишает находящихся на фактическом иждивении у умерших права претендовать на наследство. К такому выводу пришел Верховный суд России.

В качестве прецедента (так называемого казуса) высшая инстанция привела спор по иску москвички Ольги Яковлевой. Она утверждала, что 35 лет состояла в фактических брачных отношениях с гражданином Гаврилюком, в том числе последние четыре года в силу преклонного возраста, заболевания и инвалидности находилась на его полном материальном обеспечении. Более того, фактический супруг сдавал собственную квартиру и переводил арендную плату на счет Ольги Яковлевой. После смерти Гаврилюка его имущество было признано вымороченным – у него не было детей или иных родственников, он не оставил завещания и не зарегистрировал отношения с Ольгой Яковлевой.

Добиваясь получения наследства, фактическая супруга обратилась в суд. Действующий Гражданский кодекс РФ предусматривает, что при отсутствии других наследников нетрудоспособные иждивенцы умершего являются наследниками восьмой очереди. Встречный иск о признании права собственности на квартиру и выселении пенсионерки предъявил Департамент городского имущества Москвы.

Отклоняя доводы Ольги Яковлевой, служители Фемиды указали на отсутствие доказательств нахождения истицы на иждивении умершего – предоставления ей материальной помощи, которая была для нее постоянным и основным источником средств к существованию. К такому же выводу пришли апелляционная и кассационная коллегии. По мнению самой пенсионерки, такие решения «основаны на дискриминации фактически сложившихся семейных отношений».

В свою очередь, Верховный суд России признал выводы нижестоящих инстанций ошибочными. Они вообще не установили ключевое обстоятельство – источники средств к существованию истицы и их характер. В частности, суды не оценили размер пенсии Ольги Яковлевой (в сумме – 7,2 тысячи рублей в месяц), факт перевода на ее банковский счет арендной платы за сдаваемое наследодателем жилье и другие обстоятельства. «Кроме того, понятие «иждивение» предполагает как полное содержание лица умершим, так и получение от него содержания, являвшегося для этого лица основным, но не единственным источником средств к существованию, то есть не исключает наличие у лица какого-либо собственного дохода (получение пенсии). Факт нахождения на иждивении либо получения существенной помощи от умершего может быть установлен в том числе в судебном порядке путем определения соотношения между объемом помощи, оказываемой умершим, и его собственными доходами, и такая помощь также может быть признана постоянным и основным источником средств к существованию», – заключила высшая инстанция, передавая дело на новое рассмотрение.

Выполняя это указание, районный суд удовлетворил иск Ольги Яковлевой. А Президиум Верховного суда России включил выводы по этому делу в обзор судебной практики, де-факто обязательный для всех служителей Фемиды.

Отметим, что фактический брак был приравнен к зарегистрированному действующим с 1926 по 1944 годы Кодексом законов о браке, семье и опеке РСФСР. Но, по мнению ряда экспертов, такое решение имело исключительно политическое значение – намерение советской власти искоренить венчание и даже сам брак как «пережиток капиталистического общества». Тогда как предложенный два года назад проект аналогичных поправок в Семейный кодекс РФ был отклонен. В своем заключении Комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей пришел к выводу, что без установления соответствующих критериев невозможно определить момент начала юридических отношений и, следовательно, реализации связанных с супружеской жизнью прав, обязанностей и запретов. В том числе в сфере соблюдения антикоррупционных требований по декларированию доходов супругов, раздела совместно нажитого имущества и многого другого: «Неясно, каким образом в случае признания фактических брачных отношений будет проверяться взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, а также достижение указанными лицами брачного возраста. Как будет решаться вопрос конкуренции нескольких фактических браков, в том числе, если лицо одновременно ведет общее хозяйство и совместно проживает в течение обозначенного времени с несколькими лицами противоположного пола при их взаимном согласии», – констатировали члены Комитета.

Также парламентарии напомнили, что легализация дефиниции «фактических брачных отношений» противоречит Концепции государственной семейной политики в России: «К провозглашаемым традиционным семейным ценностям относится ценность брака, понимаемого как союз мужчины и женщины, основанный на государственной регистрации в органах записи актов гражданского состояния, заключаемый в целях создания семьи, рождения и совместного воспитания детей, основанный на заботе и уважении друг к другу, к детям и родителям, характеризующийся добровольностью, устойчивостью и совместным бытом, связанный с взаимным стремлением супругов и всех членов семьи к его сохранению», – отмечается в документе.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26