Главная / Новости / Банкротство бывшего супруга

Банкротство бывшего супруга

Подписаться на новости

Эта статья о том, какие сложности могут навалиться, если вы давно в разводе, спокойно живете своей жизнью, а тут бывшего признают банкротом. А где банкротство, там и риски утраты активов.

Итак, выводим на сцену гипотетических героев: Павел — владелец бизнеса и по совместительству гендир, Марина — его супруга. Марина и Павел приняли решение развестись. Реально развестись, а не с целью защиты активов. Как благородный рыцарь, Павел оставил Марине машину, квартиру и маленькую яхту. Классно? Очень!

Вот только через пару лет кредиторы Павла подали заявление о его банкротстве. Какие шансы у Марины остаться без полученного имущества?

Ответ зависит от массы нюансов. Каждый из них разберем отдельным блоком, но сначала давайте выясним, какие именно активы и за какой период попадают в зону риска.

Имущество в зоне риска

Здесь надо провести четкий водораздел между а) личным имуществом и б) активами, приобретенными в период совместной жизни с будущим банкротом.

К пункту А — личное имущество — относится все то, что пришло к Марине по наследству или в порядке дарения от третьих лиц. Сюда же попадают ее личные приобретения при условии, что они совершались до момента заключения брака. К данному имуществу вопросов у кредиторов ее бывшего нет и быть не может, т. к. источники происхождения активов Марины не имеют отношения к деятельности Павла. Это действительно так, до тех пор пока старые кредиторы экс-супруга не стали новыми кредиторами Марины. О том, как это бывает, поговорим в самом конце статьи, а пока будем считать, что личные активы Марины в безопасности, чего не скажешь о совместно нажитом имуществе.

К пункту Б — совместно нажитому имуществу — относится все то, что Марина приобрела в период брака с будущим банкротом. На кого бы это имущество не было оформлено юридически, по умолчанию считается, что на его покупку были потрачены средства обеих сторон союза. А значит, кредиторы могут рассчитывать, как минимум, на часть, принадлежащую Павлу.

Дальше будем вести речь только о совместно нажитом имуществе.

Период риска

Надо понимать, что любой переход активов между бывшими супругами является обычной сделкой. Даже если такой переход оформлен брачным договором, алиментным соглашением, мировым, утвержденным судом, или просто распоряжением банку перевести деньги со счета на счет, все это — сделки, которые могут быть оспорены. О том, как это бывает, мы подробно говорили в исчерпывающей статье — «Все об оспаривании сделок должника в процедуре банкротстве», сейчас же сделаем лишь краткие выводы.

Итак, чтобы Марине понять, какие сделки между ней и бывшим мужем могут быть оспорены в первую очередь, нужно сделать следующее:

1) Зайти в картотеку арбитражных дел;

2) Забить ФИО своего бывшего в верхнее поле слева;

3) Нажать поиск и отсортировать выпавшие дела по «банкротным основаниям»;

4) В выпавшем списке, в графе «Ответчик», найти экс-супруга с учетом региона его проживания. Затем провалиться в дело, кликнув на активный номер;

5) В открывшейся карточке находим первую инстанцию и, кликнув на плюсик, разворачиваем материалы дела;

6) Мотаем вниз до упора и, кликая по циферкам, переходим в самое начало дела. Там мы должны увидеть заявление о банкротстве и определение суда о принятии его к производству.

В этой строке нас интересует дата, указанная слева. В указанном выше случайном примере это — 11.09.2019 г. От этого дедлайна отсчитываем назад 3 года и выписываем на бумажке все сделки, платежи и документы, которые были сделаны между вами и бывшим супругом в период с 11.09.2016 г. по настоящее время.

Поздравляю! Вы только что составили список активов, которые могут отобрать с высокой степенью вероятности. На юридическом языке эти сделки называются подозрительными и оспариваются в соответствии с правилами главы III.1 Закона о банкротстве.

Ситуация чуть легче, если сделки между бывшими супругами выйдут за период трехлетнего срока подозрительности. Например, в нашем примере будут совершены ДО 10.09.2016 г. В этом случае оспорить их по банкротным основаниям не получится и кредиторам придется оспаривать их по нормам Гражданского кодекса. Сделать это можно в течение 10 лет с момента совершения сделок, но шансов на отмену сделки будет уже сильно меньше.

Опустим мелкие детали, которые профессионалы и так знают, а простых читателей только запутают, и резюмируем:

  • Легче всего потерять имущество, если сделка с ним совершена в период подозрительности. Период подозрительности составляет 3 года ДО принятия заявления о банкротстве.
  • Гораздо сложнее потерять активы, если они были получены в собственность более, чем за 3 года до банкротства экс-супруга. Если прошло 4-5-7-9 лет, то оспаривание осуществляется по нормам ГК РФ. Оспорить по этим нормам можно, но сложно. Гораздо сложнее, чем по банкротным. В любом случае, предельный срок исковой давности составляет 10 лет (отсчитывается вперед с момента совершения сделок). Таким образом, в полной безопасности будут сделки с имуществом, которые были оформлены только более 10 лет назад.

Если так посмотреть, то априори практически каждая сделка с имуществом попадает под раздачу. Но не все так плохо, как может показаться на первый взгляд. Оспорят ли сделку или нет, зависит не столько от периода ее совершения, сколько от того, как именно оформляли имущество и как его делили. И в этих нюансах как раз и весь сок.

Как происходил раздел имущества?

Раскидаем самые популярные сценарии раздела имущества по степени их надежности (от минимальной к максимальной):

Сценарий № 1: без документов

Павел и Марина мирно жили в браке и так же мирно решили из брака выйти. Детей у них не было, при этом, еще будучи в браке, все купленное имущество они записывали на того, кому они хотели, чтоб оно принадлежало. Так, квартира, машина и яхта были сразу записаны на Марину.

Поскольку развод проходил на позитивных нотах, Марина и Павел в суд не обращались, а просто дошли до ЗАГСа, получили статусы «свободен» и разошлись в разные стороны.

Но через 2 года кредиторы подали на банкротство Павла, а ФУ потребовал с Марины имущество.

В чем проблема: мирный развод — это прекрасно. Но вот только по закону все нажитое в браке принадлежит обоим супругам вне зависимости от того, на кого оно записано. Изменить ситуацию может документ, меняющий режим собственности. К примеру, брачный договор или соглашение о разделе имущества.

Если таких документов нет, то проворный финансовый управляющий будет требовать выделить долю должника в размере 50%. В общем случае это значит, что все имущество экс-супругов будет включено в конкурсную массу, затем продано с торгов и далее половина от вырученных денег будет возвращена Марине.

Сценарий № 2: брачный договор (БД)

У Марины и Павла не было стереотипов на тему брачного договора и претензий в формате «еще толком вместе не пожили, а уже имущество поделили». Поэтому в период брака супруги подписали брачный договор, по которому 3/4 нажитого принадлежит Марине, а остальное — Павлу.

Грянул развод, но с учетом имеющихся договоренностей, они без проблем смогли разделить нажитое: Павлу отошел бизнес, Марине — квартира, машина и маленькая яхта. В этой ситуации, чтобы претендовать на имущество, отошедшее Марине, финансовому управляющему сначала придется признать недействительным брачный договор.

В чем проблема: достаточно много судей отсчитывает сроки исковой давности для оспаривания брачного договора с момента расторжения брака, а не с момента его фактического подписания. Логика проста и понятна: юридические последствия в виде раздела имущества, которые стороны могли бы оспаривать, возникают только после расторжения брака. Значит, и сроки исковой давности надо отсчитывать с этой точки.

На практике это значит, что если вы подписали брачный договор за 15 лет до банкротства экс-супруга, а развелись за полтора года до дедлайна, то сделка по заключению БД попадет в трехлетний период и может быть оспорена оппонентами.

В такой ситуации все будет зависеть от частной позиции конкретного суда и насколько опытные представители играют на вашей стороне. Но если брачный договор «слетит», то все имущество получает статус «совместно нажитого» со всеми вытекающими последствиями (возвращаемся к сценарию № 1).

Сценарий № 3: соглашение о разделе имущества (СОРИ)

Марина с Павлом еще на берегу договорились, что они «не такие», за каждую тарелку драться не будут. Как итог, сошлись на том, что после покупки любого ценного имущества они подписывают соглашение о разделе данного имущества и сразу определяют доли — да-да, идиллия. Таким образом, еще в период брака квартира, машина и яхта были оформлены на Марину, а Павел остался при своем бизнесе.

Далее — ЗАГС, штамп о разводе, Павел в банкротстве, ФУ тянет руки к Марине.

В чем проблема: с точки зрения сроков исковой давности СОРИ гораздо лучше, чем брачный договор. Но тем не менее и его можно оспорить, если доказать, что способ распределения имущества был направлен на причинение ущерба кредиторам. Для этого, по большому счету, придется доказать всего 2 момента:

  1. что должник получил в деньгах менее той доли, которая ему бы полагалась в случае отсутствия СОРИ (в общем случае — это 50% от рыночной стоимости имущества);
  2. на момент подписания СОРИ должник отвечал признакам неплатежеспособности.

Сценарий № 4: через суд

Марина и Павел и не думали ничего делить будучи в браке. Когда же час пришел, им не удалось мирно договориться и раздел имущества происходил через суд. В итоге Марина отбила свою квартиру, яхту и автомобиль, Павлу же достался его бизнес и свобода, а на квартиру себе он еще успеет заработать.

И по нашему сценарию, на Павла чуть позже подали на банкротство.

В чем проблема: С одной стороны — наличие судебного разбирательства с последующим вынесением судебного акта служит достаточно сильным аргументом в пользу того, что делить и оспаривать уже нечего. Действительно, супруги были непреклонны, суд рассмотрел все доводы — что тут оспаривать?!

С другой стороны — когда суд выносил решение о разделе имущества, он руководствовался исключительно нормами семейного кодекса. А в случае банкротства в деле появляется еще и сторона кредиторов, значит — работает закон о банкротстве.

Если финансовый управляющий посчитает, что такой раздел мог сказаться на финансовом положении Павла и, как следствие, помешал ему удовлетворить требования кредиторов, он может попытаться обжаловать указанное решение. Далеко не факт, что это получится, но пытаться ему никто запретит.

А если дети?

Сценарий № 5: через суд несовершеннолетние дети

Если вдруг оказалось, что Марина и Павел успели нажить детей (и они на момент развода не достигли своего 18-летия), то история с разделом имущества немного меняется.

Во-первых, даже если развод происходит по обоюдному согласию и без баталий, то судебного процесса не избежать. Тут через ЗАГС не разведешься.

Во-вторых, если дети останутся с одним из супругов, пропорция «Все нажитотое — поровну» может не сработать. Так, родитель, с которым останутся дети, вправе претендовать на бóльшую долю в совместно нажитом: ему же детей кормить, поить, да и жить где-то надо. В таком случае суд имеет право отступить от равенства долей.

Добавляем сюда еще и алиментное соглашение, по которому алименты можно выплачивать как в денежной форме, так и в виде имущества, и все, ситуация уже не кажется такой безнадежной. Детей же обделять нельзя, да и супруга имеет право на свою долю.

В чем проблема: Несмотря на то, что дети входят в первую очередь кредиторов, переписать на них все имущество не получится. Точнее, это будет бессмысленно. Финансовому управляющему не составит труда оспорить факт передачи детям имущества или размер алиментов, если там будут мощные перегибы.

Ну а теперь немного практики.

Разбор судебной практики

Наталья открыла свое ИП, которое занималось торговой деятельностью в Серове. И все было хорошо, пока в 2012 в городе не появились гиганты ритейла — торговые сети Магнит и Монетка. ИП Натальи конкуренции не выдержало, дела резко ухудшились. В попытках как-то спасти ситуацию Наталья набрала кредитов в общей сложности на 345 тыс. рублей.

Помимо финансовых проблем свалились еще и семейные: в мае 2013 года Наталья развелась с супругом Дмитрием. Но поделить совместно нажитое имущество (здание под объект торговли и земля под ним) они решили только в марте 2015. Экс-супруги полюбовно подписали соглашение о разделе имущества, и Наталья передала в единоличную собственность Дмитрию здание магазина и землю, которые были куплены в период брака. А через месяц Дмитрий подарил эту недвижимость своей родственнице.

Итого у нас прошло 2 сделки: соглашение о разделе имущества сделка дарения с третьим лицом. Запоминаем этот момент.

Между тем, ситуация с бизнесом Натальи ухудшилась, и по результатам выездной налоговой проверки в 2017 году ИП-шнице было доначислено налогов на 3,15 млн рублей, из которых Наталья оплатила только 33 тысячи. В апреле 2017 налоговая подала заявление о признании Натальи банкротом.

Что было дальше?

Спустя 2 года — в мае 2019 — финансовый управляющий обратился с заявление об оспаривании соглашения о разделе имущества и последующего договора дарения здания. Для себя отмечаем, что к этому момент прошло уже 4 года с даты совершения обеих сделок.

В своем заявлении финансовый управляющий настаивал на том, что соглашение о разделе имущества носит односторонний порядок: Дмитрий безвозмездно получил здание и землю — все нажитое в браке имущество, при этом Наталья не получила ничего. Налицо перекос в балансе интересов супругов.

Ситуация усугубляется тем, что на момент совершения сделок Наталья имела признаки неплатежеспособности: в своем необдуманном отзыве она сама заявила о том, что еще в 2012 брала кредиты на развитие бизнеса. А значит, своих денег ей не хватало.

В защиту сделки, Дмитрий ссылался на 3 ключевых тезиса:

  1. Требования кредиторов возникли после развода и совершения спорных сделок. Значит, у супругов не было умысла скрыть имущество;
  2. Наталья была платежеспособна в период раздела имущества. В подтверждение он сообщил, что в 2012 году по договору купли-продажи Наталья получила аж 35 миллионов. Ну и как Наталья могла предположить, что не сможет платить кредиторам, если на руках у нее была такая сумма?
  3. За долю в магазине Наталья получили деньги. Дмитрий предоставил расписки, согласно которым он выплатил Наталье половину стоимости переданного ему в собственность имущества ака половину доли.

А вот что решил суд: сам факт расписок о хождении денежных средств ничего не доказывает. Если деньги были, то куда они пошли? Более того, если Наталья в 2012 по ДКП получила 35 миллионов, то на кой черт ей потребовался банковский кредит в 345 000 руб.? В общем, налицо безвозмездный вывод активов в пользу аффилированных лиц при наличии у должника признаков неплатежеспособности.

Ожидаемо, две судебные инстанции были единогласны в своем решении: сделку оспорить, вернуть спорный участок с недвижкой в совместную собственность и выделить в этом добре долю супруги. Что примечательно суд оспорил как соглашение о разделе имущества между экс-супругами, так и сделку дарения в пользу третьего лица. Все имущество целиком вернулось в конкурсную массу.

Так и что, никогда в брак не вступать?

Да в брак-то вступайте. Хотя, можно мое мнение?

Вот живут душа в душу Марина и Павел, и хорошо у них все без всяких штампов. А раз все хорошо, то Павел записывает все имущество на Марину — ну красота же?

И кто потом докажет, что это все на деньги Павла куплено? А где раскопать доказательства, что Павел чей-то там незарегистрированный муж?

Да, можно, конечно, припомнить нашу недавнюю статью, в которой мы рассказывали о тенденциях в субсидиарке и как налоговая закручивает гайки по контролю за населением. Но для таких задач есть одна скромная контора, которая эту проблему может решить.

Но если же вам замуж невтерпеж, то разводитесь правильно. Причем как в случае, если вам действительно не по пути, так и для целей защиты личного имущества.

Запоминаем правила.

Правильный развод. Одного только свидетельства о разводе будет недостаточно. Если вы на бумаге развелись, а по факту все еще живете вместе, у вас один на двоих счет и даже ребенка водите в сад вместе, суд может усомниться в реальности расторжения брака.

Маленький пример из недавней судебной практики:

Супруги Андрей и Нели развелись в июне 2018 года, при этом в период с января по ноябрь 2018 года Нели перечислила на счет Андрея 12,8 млн рублей. Объяснение: Андрей — бывший супруг, ему были перечислены денежные средства в рамках раздела имущества.

Но вот какое дело: после получения этих переводов от Нели со стороны Андрея не было никакого встречного исполнения. Более того, финансовый управляющий Нели раскопал, что, несмотря на штамп о разводе, фактически супруги продолжали вести совместную семейную жизнь, ведь они… нет, не продолжали жить вместе. Они много раз летали в отпуск, что подтвердила израильская авиакомпания.

Суд счел это обстоятельство существенными для того, чтобы признать расторжение брака формальным и совершенным лишь для вида. В совокупности с другими обстоятельствами это сыграло против Андрея, и сделка по перечислению ему денег была оспорена.

Своевременный раздел имущества. Здесь правило простое: развелись — поделили. Смогли поделить еще в браке — пряник вам с полки.

Если один из супругов занимается бизнесом и занимает позицию выше рядового специалиста — ваше совместно нажитое имущество в группе риска. Оттяпать могут как минимум половину.

Чтобы снизить риски, важно понимать, как и с какого события будет считаться срок на оспаривание сделки по разделу имущества. Запоминаем:

Брачный договор: в лучше случае — с момента подписания, в худшем — с момента развода.

Соглашение о разделе имущества: с момента подписания, в том числе, даже если вы разведетесь, а соглашение подпишите через пару лет.

Алиментное соглашение: с момента подписания. Подписать его можно будучи в браке или после развода.

Новые кредиторы Марины

Когда условная Марина понимает, что от банкротства экс-супруга будут одни потери в личном благосостоянии, то очень велик соблазн по быстрому скинуть все имеющееся имущество и остаться гол как сокол. Логика следующая: когда оспорят сделки, я должна буду вернуть все полученное в натуре. А если возвращать нечего, то и взятки гладки.

Но на деле выходит немного по-другому: если Марина не сможет вернуть имущество в натуре, истец проведет оценку рыночной стоимости актива на момент его отчуждения, а суд обяжет Марину вернуть долг деньгами.

Здесь надо обратить внимание на 2 интересных момента:

  1. Оценка делается на момент отчуждения актива. Это важно! Например, жена получила в подарок от мужа автомобиль стоимость 6 млн. Пока суть да дело — пролетело 5 лет. Марина успела развестись, сделать каре, разбить машину в хлам и удачно продать ее перекупам. У Павла подвиги были скромнее — он просто ушел в банкротство. И вот суд, оспоря сделку дарения, но не найдя авто у Марины, обяжет ее вернуть ровно 6 млн руб. за машину, которая сейчас стоит почти… ничего. И по подобным долгам Марина будет отвечать уже всем своим личным имуществом, а не только совместно нажитым.
  2. После удачного просуживания Марины финансовый управляющий может спокойненько подать на ее личное банкротство. Назовем его банкротство № 2.

Ну а что? Сумма долга больше 500 000 руб., а значит, банкротство вполне себе мера. И начнется второй круг Чертова колеса: оспаривание сделок Марины с перекупами, детьми и родственниками. И ведь обязательно найдут, что оспорить, потому что вас дураков сколько не учи дарение не делать, вы все равно все дарите.

А еще не забываем про возможность финансового управляющего подать виндикационный иск (или, говоря по русски: иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения) к конечному, «добросовестному», приобретателю актива. При чем этот иск можно запараллелить с заявлением о банкротстве № 2: если виндикацию удасться выиграть и активы вернутся банкроту № 1 — то дело о банкротстве его супруги подлежит прекращению. Если не удастся, то нет и причин останавливать банкротство № 2.

Таким образом, банкротная чума будет распространяться по всем родственникам, друзьям и знакомым наших Марины и Павла до тех пор, пока у кредиторов не закончится терпение или деньги (последнее более вероятно).

Выводы:

  1. Если нет соглашения, изменяющего режим собственности между супругами, все нажитое в браке делится поровну. Вне зависимости от того, на кого это имущество записано;
  2. Если есть соглашение о разделе имущества (или брачный договор), но оно сделано криво и явно ущемляет одного из супругов — сделку оспорят и все равно будут делить все поровну;
  3. В зависимости от того, как и при каких условиях делилось имущество — будут зависеть шансы на разрешение судебного дела в вашу пользу;
  4. Защита имущества состоит из 2 рубежей обороны: надо защищать бывшего от его проблем, а если это сделать не получилось (или не успели) — думать, как спасти свое личное имущество. В обоих случаях, кто, как не мы, сможет вам помочь?
  5. Если же вы только думаете разводиться — обращайтесь, разведем вас правильно. Если уже развелись неправильно — вам все равно к нам, проведем работу над ошибками.

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26