Главная / Новости / 9 ключевых правил оформления бизнес-отношений. Как оформить отношения с инвестором и бизнес-партнёром и избежать конфликтов

9 ключевых правил оформления бизнес-отношений. Как оформить отношения с инвестором и бизнес-партнёром и избежать конфликтов

Подписаться на новости
На днях довольно широкий резонанс получила статья о конфликте Swaper и Агаларова, возникшего из-за неграмотного оформления инвестиций основателем проекта. Я и мои коллеги-корпоративные юристы стабильно публикуем статьи на эту тему, но, как выясняется, она до сих пор остаётся недостаточно раскрытой или недостаточно понятной для определённой части предпринимателей. В этой статье я решил собрать наиболее важные принципы оформления бизнес-отношений и инвестиций. Постарался максимально сократить слова до смысла и ёмко обозначить главное. Итак, поехали.

1. В отношении каждой обязанности должна быть санкция за её неисполнение 

Обязанность без санкции — пустое декларативное обещание, которое с высокой вероятностью не будет исполняться. Очень часто в документах бизнес-партнеры и даже их юристы забывают предусматривать санкцию за неисполнение той или иной обязанности. Такой подход значительно снижает исполнительскую дисциплину, которая важна не только для наёмных сотрудников, но и для бизнес-партнёров.

В отношении менее значимых обязанностей вводятся, как правило, денежные санкции.

В отношении более значимых обязанностей (критически важных) вводятся санкции в виде лишения части доли (всей доли) в бизнесе, которые исполняются с помощью опционов.

2. Джентельменские соглашения работают нестабильно (работают плохо) 

Все договоренности в бизнесе необходимо оформлять письменно — как минимум в виде электронной нестираемой переписки бизнес-партнёров через надлежащим образом авторизованные аккаунты почтовых или иных мессенджеров, как максимум — в виде надлежащим образом оформленных юридических документов (в том числе, если это необходимо, нотариально заверенных).

Джентельменские соглашения имеют свойство искажаться со временем, один партнёр помнит одно, другой — другое, в воспоминаниях каждого остаются чаще всего наиболее выгодные для него условия устной сделки, что почти всегда влечёт возникновение конфликта.

3. Устав компании, протоколы общих собраний участников (акционеров) и корпоративные договоры — основные способы закрепления бизнес-отношений 

Среди обывателей бытует мнение, что устав компании — это чисто формальный документ, в качестве него достаточно использовать какую-нибудь «типовую» форму. Это в корне неверный подход. Устав компании — это документ, заключающий в себе основные договорённости бизнес-партнёров.

Устав компании — основной регулятор корпоративных (бизнес) отношений.

Корпоративный договор — документ, который в отличие от устава может вводить временные правила, которые отличаются от общих правил, предусмотренных уставом. Иными словами корпоративный договор предусматривает, в том числе, исключения из общих правил, определённых уставом, которые действуют определённый период времени (такой период времени, как правило, указывается в самом корпоративном договоре).

Очередной раз не поленюсь напомнить, что стороной корпоративных соглашений может быть лицо, не владеющее долей в бизнесе, но имеющее тот или иной бизнес-интерес в отношении компании (например, будущий инвестор или займодавец).

Протоколы общих собраний участников (акционеров) почему-то очень сильно недооцениваются предпринимателями, фактически это главные операционные документы в сфере корпоративного управления. Именно с помощью этих документов фактически оформляется заведение инвестиций в капитал компании. То есть главным документом, оформляющим инвестиции в компанию, является именно протокол общего собрания, а не эфемерное «инвестиционное соглашение», на котором я более подробно остановлюсь ниже.

4. Вклады (инвестиции) партнёров в бизнес (деньги и иное имущество) должны вноситься в капитал совместного юридического лица 

Я очень часто слышу от обывателей про «инвестиционное соглашение», когда как данный вид соглашений вообще не поименован в Гражданском кодексе РФ и, по сути, представляет собой бомбу замедленного действия из-за возможности различного трактования его содержания.

Чаще всего такие инвестиционные соглашения — это фактически замаскированные с помощью красивого названия договоры займа со всеми вытекающими последствиями.

Топовое правило в договорной юриспруденции — не важно как называется договор, важно что он на самом деле из себя представляет. 

Поэтому не стоит вестись на красивые названия, если по инвестиционному соглашению деньги передаются от одного партнера другому в целях развития бизнеса, то существуют значительные риски того, что такой договор будет расценен как целевой заём и его придётся возвращать с процентами. Если в инвестиционном соглашении не указано, что деньги передаются в дар, то существуют значительные риски того, что такой договор будет расценен как целевой заём и его придётся возвращать с процентами. Если в инвестиционном соглашении сказано, что за предоставление денег партнёр получит долю в совместно создаваемом юридическом лице, то такое соглашение, грубо говоря, не имеет смысла, ибо для того, чтобы что-то передать на законных основаниях, этим нужно владеть, но поскольку юридическое лицо создается совместно, то и доля «инвестора» изначально не принадлежит партнёру, получившему деньги, она вообще изначально никому не принадлежит (не существует) до момента её оплаты «инвестором», а с момента её оплаты, первым её владельцем становится именно «инвестор», а не получатель денег. А долг как был, так и остался. Что очередной раз подтверждает кейс с Агаларовым. В этом случае в связи с «пороком» части сделки, связанным с невозможностью исполнения встречного обязательства, существуют значительные риски того, что такой договор будет расценен как целевой заём и его придётся возвращать с процентами.

Корпоративное право в России — крайне консервативная штука и «схематозить» в ней очень очень опасно. Даже корпоративные юристы порой оказываются в затруднительных ситуациях при структурировании тех или иных инвестиционных и корпоративных сделок, что уж тут говорить о неюристах и юристах, не специализирующихся на договорном и корпоративном праве.

5. Электронные способы доставки юридически значимых сообщений значительно снижают вероятность конфликтов в бизнесе 

Бывает, что конфликты в бизнесе возникают на основании того, что, к примеру, кто-то из бизнес-партнёров не был предупрежден об очередном собрании участников (акционеров), на котором принимались значимые для бизнеса решения. В современных условиях, когда бизнесмены очень мобильны, вероятность пропустить письмо, отправленное почтой «на бумаге», является довольно высокой. Однако до сих пор большая доля уставов российских компаний предусматривает именно такой способ доставки юридически значимых сообщений бизнес-партнёрам. Включение в устав компании положений об электронной доставке юридически значимых сообщений очень предпочтительно с точки зрения корпоративной безопасности.

6. Размер доли в уставном капитале компании не определяет объём власти в компании 

Бизнес-партнёр, владеющий долей в размере даже 1 (одного) процента, может быть «царём» в компании, если соответствующий статус прописан в корпоративных документах — как правило, в уставе компании. Чаще всего такой статус миноритарий приобретает, если уставом компании предусмотрена необходимость единогласного принятия ключевых решений в бизнесе или принятия решений простым большинством голосов (при паритете остальных участников компании). Иными словами, если для принятия того или иного важного решения в бизнесе необходимо 100 (сто) процентов голосов всех бизнес-партнёров или не менее 50 (пятидесяти) процентов голосов (в условиях, когда у остальных партнёров равный размер долей), то вокруг бизнес-партнёра, владеющего таким 1 (одним) процентом будут «бегать» все, ибо от его голоса будет зависеть воля какого из бизнес-партнёров будет определяющей при принятии того или иного бизнес-решения.

Реальный размер власти в компании во многом определяется именно содержанием корпоративных документов, а не размером доли в уставном капитале компании.

7. Имуществу компании (в том числе будущему) должна быть посвящена значительная часть договоренностей бизнес-партнёров 

Почему-то на практике вопросу имущества в бизнесе (бизнес-активов) партнёры уделяют довольно мало внимания в своих соглашениях.

Вопросы имущества касаются:

  • одобрения крупных сделок компании (от какой суммы сделка должна отдельно одобряться на общем собрании бизнес-партнёров);
  • одобрения иных значимых сделок компании (например, сделок по отчуждению объектов интеллектуальной собственности);
  • распределения чистой прибыли компании, а именно — ситуаций, когда чистая прибыль не должна распределяться (должна реинвестироваться в бизнес);
  • тендеров для закупки товаров и работ для нужд компании;
  • порядка финансирования компании бизнес-партнёрами (процедура, условия, соотношение вкладов (пропорционально/непропорционально) и так далее);
  • выдачи опционов сотрудникам компании;
  • принятия новых инвестиций;
  • ликвидационных привилегий того или иного бизнес-партнёра;
  • порядка закрепления объектов интеллектуальной собственности за компанией в случае, если такие объекты будут созданы тем или иным бизнес-партнёром в рамках его недоплачиваемой деятельности (выплата дивидендов к оплате не относится);
  • и так далее.

Рекомендация: учтите все эти вопросы при обсуждении условий бизнес-партнёрства.

8. Вопросы репутации компании, связанные с поведением бизнес-партнёров, также имеет смысл разрешать в юридическом поле 

Неразумное поведение не только наёмных сотрудников, но и бизнес-партнёров может причинить вред деловой репутации компании. Если поведение наёмного сотрудника при исполнении им своих трудовых обязанностей регулируется трудовым договором и должностными инструкциями, то поведение бизнес-партнёра в контексте возможного причинения вреда деловой репутации компании, как правило, регулируется корпоративными соглашениями.

Корпоративным договором, к примеру, могут быть определены темы, по поводу которых бизнес-партнёры не могут высказываться в социальных сетях, места, посещение которых бизнес-партнёрами считается недопустимым и так далее. Указанные ограничения должны быть обоснованы бизнес-целями, в противном случае они могут быть признаны незаконными, поэтому в тексте корпоративного договора необходимо обозначить причинно-следственные связи (обосновать связь ограничения с бизнесом), либо предусмотреть санкцию за нарушение ограничения под условием фактического причинения вреда деловой репутации компании вследствие такого нарушения.

9. Не доверяйте проектам документов, подготовленным юристами бизнес-партнёра 

Есть 2 основных позиции юриста при подготовки им документов для клиента.

В одной позиции юрист при составлении проектов документов сделки прямо или косвенно защищает интересы своего клиента, явно ущемляя при этом интересы его бизнес-партнёров.

В другой позиции юрист старается соблюсти паритет интересов всех бизнес-партнёров, напирая на принципы разумности и справедливости.

Наиболее распространенной на практике позицией является первая. Это не плохо и не хорошо, это данность. Винить юриста здесь нет смысла, он просто отрабатывает свой гонорар в условиях отсутствия задачи от клиента соблюсти паритет интересов бизнес-партнёров. Первая позиция часто принимается юристами по умолчанию и пока юристы других бизнес-партнёров не укажут на необходимость внесения тех или иных правок, документы так и останутся в «ангажированной» редакции.

И да, профессиональный юрист может очень тонко распределить козыри в пользу своего клиента, настолько тонко, что это будет почти незаметно. Есть множество способов сделать это — начиная от технических способов (увеличение размера текста и запрятывание в него как иголку в стог сена нужных условий) и заканчивая грамотным использованием диспозитивных норм права (которые работают по умолчанию при отсутствии указания на иное).

Наш адрес

Москва, ул. Б. Полянка, 26